Завоеватель в роли художественного критика

Завоеватель в роли художественного критика

Адольф ГитлерИскусство может открыть людям глаза на красоту и величие чужих культур, однако оно же способно заставить общество крепко зажмуриться. Правда, как и красота, живет в глазах своего хозяина: публика видит в искусстве то, что хочет в нем увидеть.

В 1933 году к власти в Германии пришел Адольф Гитлер, который принес с собой весьма специфическое отношение к искусству. Гитлер считал себя очень культурным человеком. Несмотря на то, что будущий фюрер дважды проваливался на экзаменах в венскую Академию художеств, он учился живописи, скульптуре и архитектуре, а одно время даже продавал туристам свои акварели, пользовавшиеся спросом у любителей шаблонного романтического реализма. Гитлер ходил в театры, посещал оперу и музыкальные концерты, испытывая особую любовь к творчеству Рихарда Вагнера (и не только по причине яростного антисемитизма композитора).

 

Однако Гитлер признавал далеко не всякое искусство. Вершиной художественных достижений человечества он считал германскую живопись и скульптуру, поэтому поручил своим клевретам повсюду разыскивать германские корни европейских шедевров (по большей части несуществующие). Он презирал авангард и прочее «незаконченное» искусство, которого не понимал, назвав творчество более чем четырнадцати сотен знаменитых художников «дегенеративным». В автобиографической книге «Mein Kampf», написанной в 1923 году, Гитлер объявляет дадаизм «дегенеративной выходкой одержимых и порочных людей». Он протестовал против импрессионизма, кубизма, экспрессионизма, сюрреализма и практически любого современного направления в искусстве.

Карнавал (1920), немецкого экспрессиониста Макса Бекманна — пример того искусства, которое Гитлер назвал «дегенеративным». В 1937 году Бекманн бежал в Амстердам.В оправдание собственного художественного вкуса Гитлер выдвинул сложную и противоречивую теорию искусства, которую, впрочем, не склонен был обсуждать, чтобы не попасть в сложное положение. Национал-социалисты законодательно запретили критику искусства и добились отстранения многих художников от преподавания — такая судьба постигла, в частности, Пауля Клее, профессора Дюссельдорфской Академии художеств. Дискредитированным художникам, а также евреям было запрещено заниматься живописью, причем нацисты не ленились обходить частные дома в поисках нарушителей запрета, вынюхивая, не пахнет ли где красками или растворителями. Даже Эмилю Нольде, ревностному члену нацистской партии, в 1941 году было запрещено заниматься живописью за приверженность к экспрессионизму.

Геббельс, министр просвещения и пропаганды, приобрел для своей коллекции несколько работ немецких экспрессионистов, однако выбросил их, стоило Гитлеру выразить свое неодобрение.

В конце весны 1937 года Геббельс решил пойти дальше. Он со страстью воспринял призыв своего фюрера «очистить» немецкие государственные музеи от искусства, которое Гитлер считал растлевающим. Поначалу пришлось столкнуться с трудностями, поскольку директора музеев, привыкшие руководствоваться правдой искусства, а не преходящими веяниями политической моды, отказались сотрудничать с реформатором. Геббельс был вынужден обратиться за юридической поддержкой к Гитлеру и заручился официальным распоряжением, согласно которому все музеи обязывались вычистить свои запасы. Под руководством Адольфа Циглера, президента имперской палаты изобразительных искусств, нацисты в течение нескольких дней разгромили более двадцати немецких музеев, изъяв оттуда более шестнадцати тысяч картин, включая работы Пабло Пикассо и Пауля Клее, экспрессионистские холсты Оскара Кокошки, Эдварда Мунка, Василия Кандинского и Макса Бекманна, произведения сюрреализма, полотна Амадео Модильяни, а также шедевры еврейских художников Камиля Писсарро и Марка Шагала. Многие из этих художников, в особенности экспрессионисты, воплощавшие в искусстве созвучное своему времени представление о человеческой душе, на тот момент составляли славу и гордость Германии. Но это никого не интересовало: Третий рейх .желал, чтобы немецкая культура воспевала упрощенный героический идеал человека, а не копалась в тревожной сложности человеческого рассудка. (Ради такой высокой цели пришлось забыть о том, что психоанализ был открыт и разработан немцами и австрийцами). В 1935 году одной из своих речей Гитлер провозгласил, что «дадаисты, кубисты, футуристические экспрессионисты и прочие крикуны ни при каких условиях не будут участвовать в нашем культурном возрождении. Мы открыто заявляем, что должны преодолеть дегенерацию нашей культуры».

И вот в июле 1937 года более 650 изъятых картин были собраны в Мюнхене и представлены «возмущенной» немецкой публике под общим названием «Entartete Kunst» или «Дегенеративное искусство». За время выставочного турне по городам Германии и Австрии, продолжавшегося до апреля 1941 года более трех миллионов человек прошли мимо этих картин и скульптур, сделав «Дегенеративное искусство» самой известной выставкой современного искусства в истории.

Костер в Тюильри

Нацистское отношение к современному искусству не было просто декларацией о намерениях или политической позой. Тысячи работ, не попавших на выставку «Дегенеративного искусства», были проданы, во многих случаях ниже своей стоимости, с целью добыть столь необходимую Третьему рейху валюту. На одном известном аукционе в Люцерне (Швейцария), состоявшемся в июне 1939 года с молотка ушло 126 картин, среди которых были автопортрет Винсента ван Гога, четыре картины Пикассо и очень высоко ценящийся Поль Гоген таитянского периода. Джозеф Пулитцер-младший, купивший полотно Матисса «Купальщицы с черепахой» (1908), позже говорил, что хотел спасти картину от неизвестной судьбы или уничтожения. (После войны он преподнес полотно в дар художественному музею Сент-Луиса.) Часть произведений постигла куда более страшная судьба, 30 марта 1939 года более пяти тысяч картин, рисунков и скульптур были брошены в огромный костер, разожженный сотрудниками Берлинской пожарной службы. В 1943 году в парижском парке Тюильри были сожжены картины Пабло Пикассо, Жоржа Брака, Фернана Легера и Андре Масона.

Но не все произведения осужденного искусства были уничтожены. Предвосхищая реалии наших дней, когда наркобароны и другие преступники охотно берут в залог краденые произведения искусства, множество «дегенеративных» картин использовалось вместо обесценившихся военных денег или выменивалось на другие работы, более привлекательные для нацистских бонз. Некоторые произведения были тайком вывезены из Германии или оккупированных стран посредством дипломатической почты.

Кампания против «дегенеративного искусства» стала первым целенаправленным усилием нацистов по присвоению культурных ценностей. Впоследствии оказалось, что это была лишь прелюдия к величайшему в мире организованному воровству произведений искусства, по сравнению с которым далее сам Наполеон оказался ж:алким дилетантом. Во время своего устрашающего марша по Европе и России, нацисты с чудовищной методичностью вывозили в Германию самые знаменитые картины, гравюры, статуи, гобелены и другие ценности.

Анри Матисс "Купальщицы с черепахой"
Ван Гог, "Автопортрет, посвященный Полю Гогену"