Актуальные темы авторского права в сфере изобразительного искусства

Актуальные темы авторского права в сфере изобразительного искусства

Актуальные темы авторского права в сфере изобразительного искусстваПоднимем актуальную тему, связанную с правами авторства в сфере изобразительного искусства.

Как известно, успех произведения у публики, спрос на него во многом зависят не столько от достоинств самого произведения, сколько от известности его автора.

Произведения изобразительного искусства в этом смысле не исключение.

Как отмечает Е.А.Павлова, авторство конкретного художника влияет на цену произведения изобразительного искусства и на само решение о приобретении произведения по договору купли-продажи [1, c. 42].

Подтверждением служит курьез, случившийся в 2003 г. с картиной Винсента Ван Гога «Голова крестьянки. Левый профиль» на аукционе «Шинва арт окшн» в Токио. При подготовке картины к продаже на аукционе экспертам не удалось установить ее авторство. Поэтому картина была выставлена как работа неизвестного автора с начальной стоимостью чуть больше 80 долл. Однако за два дня до начала аукциона авторство картины выяснилось. Представители амстердамского музея Ван Гога сообщили, что картина значится в полном каталоге работ именитого голландского художника, и указали возможную дату создания – 1884 или 1885 г. В результате картина была продана за 550 тыс. долл., что превысило сумму первоначальной экспертной оценки более чем в 6 тыс. раз [2].

Влияние личности автора на цену изобразительного произведения обусловливает совершение таких неправомерных действий, характерных для сферы изобразительного искусства, как приписывание произведениям авторства художников (скульпторов), которые на самом деле не имеют к этим подделкам никакого отношения.

Об актуальности проблемы произведений-подделок для российского художественного рынка свидетельствуют следующие данные. По экспертным оценкам, на подделки приходится до трети оборота всего российского художественного рынка [3, c. 69], при том, что его ежегодный оборот составляет до 1 млрд. долл. США [4, с. 40].

За рубежом ситуация с подделками обстоит не лучше. Не располагая конкретными цифрами, приведем лишь такой красноречивый факт. Известный во всем мире аукцион произведений искусства «Сотбис» дает гарантию атрибуции (подлинности установленного авторства) только на два года [5]. Число подделок произведений некоторых широко известных художников в несколько раз превышает число действительно созданных ими произведений. Так, в настоящее время на рынке находится около 60 тыс. картин И.К.Айвазовского, тогда как сам художник числил за собой 6 тыс. картин [6].

Заметим, что проблема подделок касается произведений не только уже умерших, но и живущих авторов. То, что подделка произведения здравствующего автора может быть достаточно просто обнаружена при ее показе автору, никак не пугает лиц, занимающихся подделками. Более того, истории искусства известен следующий случай. Когда знаменитому голландскому художнику Карлу Аппелю была продемонстрирована подделка его картины, выполненная скандально известным фальсификатором Гертом Янсеном, художник признал ее за собственную работу [3, c. 76]. Изложенное однозначно свидетельствует, что приписывание чужого авторства является значительной проблемой для рынка художественных произведений.

Приступая к правовой квалификации действий по приписыванию чужого авторства, сразу оговоримся, что под таковыми будем подразумевать не только подготовку соответствующего изобразительного произведения, в результате которой его принимают за произведение конкретного автора (например, подделка автографа), но и сообщение какому-либо лицу или лицам о том, что произведение было создано этим автором. Такое сообщение может быть сделано при размещении изобразительного произведения в галерее, указании в каталоге, выставлении на аукционе или при ином предложении о покупке.

Следует отметить, что приписывание чужого авторства отличается от присвоения авторства (плагиата). В первом случае злоумышленник объявляет автором произведения какое-либо другое лицо, тогда как плагиатор объявляет себя автором чужого произведения (его части), либо произведения, которое он создал в соавторстве (утаивает соавтора или соавторов).

Если приписывание произведению чужого авторства осуществляется помимо воли действительного автора, то таким образом нарушается его право авторства (или просто затрагивается авторство, если его уже нет в живых). Если перед приписыванием чужого авторства в соответствующее произведение внесены те или иные изменения, то следует также говорить и о нарушении неприкосновенности этого произведения (ст. 1266 ГК РФ).

Нарушения права авторства действительного автора произведения, которому приписывается чужое авторство, разумеется, не будет, если действительный автор сам осуществляет приписывание, либо позволяет это делать другому лицу, например, продавцу произведения. Логика закона требует, чтобы в качестве нарушителя права и пострадавшего правообладателя выступали два разных субъекта. При этом следует также иметь в виду, что ГК РФ говорит о ничтожности отказа от права авторства (п. 2 ст. 1228 и п. 1 ст. 1265 ГК РФ).

Несмотря на то, что художник, который выставляется автором подделки, не принимает при этом никакого активного участия, его фигура во всем процессе фальсификации занимает центральное место. Поэтому затрагиванию его интересов и нарушению его прав или прав его наследников должно уделяться соответствующее внимание.

На первый взгляд, может показаться, что поскольку речь идет о произведениях художественного творчества, то права и интересы художника (его наследников) должны защищаться авторским правом. Но это не совсем так. Следует согласиться с В.Л.Суховерским, который утверждал, что нормы авторского права охраняют автора от присвоения результатов его духовного творчества, но не могут защитить интересы лица, которому авторство приписано в силу ошибки, небрежности или умысла других лиц. При этом В.Л.Суховерский справедливо отмечал, что приписывание авторства лицу, не являющемуся автором, может быть не менее болезненно для него, чем посягательство на его авторство [7].

Исходя из формулировок действующего законодательства и смысла самого приписывания чужого авторства такое деяние может быть квалифицировано (хотя и с некоторой натяжкой) как деяние, порочащее (задевающее) честь, достоинство и репутацию художника, выставляемого автором подделки. Приписывая чужое авторство, соответствующее лицо распространяет (сообщает) неверные сведения (ст. 152 ГК РФ) о том, кто является автором произведения. Таким образом, речь идет о защите прав и интересов художника с помощью общих положений гражданского законодательства, а не положений авторского права.

Говорить о нарушении права авторства художника, которого выдают за автора подделки, невозможно по следующим основаниям. Авторство для закона не является абстрактной или потенциальной категорией. Авторство, право авторства предполагают существование конкретного произведения, которое создано соответствующим автором. Абстрактное, потенциальное право авторства, не привязанное к конкретному произведению, невозможно ни нарушать, ни охранять, поскольку его нет в действительности, оно умозрительно. Из этого следует, что в нашем случае право авторства художника, которого выдают за автора подделки, не может быть нарушено, и само его авторство как благо не может быть задето (если речь идет об умершем художнике), поскольку отсутствует произведение, действительно созданное этим художником.

Но следует иметь в виду, что если произведение-подделка представляет собой точную копию оригинального произведения, действительно созданного художником, который выдается за автора подделки, то в зависимости от конкретных обстоятельств и исходя из буквального толкования закона можно говорить о нарушении исключительного права на оригинальное произведение в виде неправомерного его воспроизведения (неважно, что подделка выдается за оригинал, а не за его копию. Главное, что фактически она представляет собой экземпляр оригинального произведения). На наш взгляд, безусловным случаем неправомерного воспроизведения является создание подделки скульптуры с использованием формы, снятой с оригинальной скульптуры (это возможно, например, при подделке металлических скульптур, создаваемых в результате литья). В иных случаях, когда копия-подделка будет создана не в результате механического труда, а с приложением творческих усилий, когда, например, та же самая форма для литья будет самостоятельно сделана создателем подделки, а не снята с оригинала, о воспроизведении (создании экземпляра оригинального произведения) речь не идет. Копия (повтор) произведения, созданная в результате творческого труда, может быть признана самостоятельным произведением (достаточно убедительное обоснование того, что копию (повтор) произведения необходимо признавать самостоятельным произведением, было дано В.Я.Ионасом [8, c. 72]), но, разумеется, это не отменит противоправности приписывания этой копии чужого авторства.

Однако вернемся к утверждению о том, что в результате, условно говоря, «подлога» авторства будут опорочены (задеты) честь, достоинство и репутация художника, не имеющего в действительности к созданию конкретного произведения никакого отношения. Очевидно, что данное утверждение не в полной мере отражает содержание и результат рассматриваемых неправомерных действий, которые затрагивают не только честь, достоинство и репутацию соответствующего лица.

Распространяя неверные сведения об авторстве произведения, правонарушитель использует в своих неправовых целях имя художника. Однако положения ГК РФ, на наш взгляд, не позволяют сделать вывод о нарушении у этого художника его права на имя как авторского правомочия, предусмотренного ст. 1265 ГК РФ. Объяснение данного утверждения по сути аналогично приведенному выше объяснению невозможности нарушения у соответствующего художника права авторства. Исходя из буквального толкования п. 1 ст. 1265 ГК РФ право на имя существует только в пределах конкретной связи: автор – произведение, то есть такой связи, где есть конкретный автор и конкретное произведение, созданное именно им. Невозможны существование и реализация права на имя, то есть использование (разрешение на использование) под своим именем своего произведения, если такого произведения нет. Понятно, что несуществующее право невозможно нарушить.

Таким образом, поскольку в рассматриваемых нами обстоятельствах речь идет об использовании имени художника за рамками связи: автор – созданное им произведение то авторское право на имя соответствующего художника, закрепленное в ст. 1265 ГК РФ, не нарушается. Соответственно, невозможно здесь говорить и о посягательствах на имя умершего автора, которое охраняется бессрочно согласно ст. 1267 ГК РФ, поскольку данная статья также позволяет охранять имя автора применительно к конкретному произведению, созданному этим автором.

Говоря о невозможности использовать авторско-правовые положения ГК РФ для защиты от неправомерного использования имени при рассматриваемом нами «подлоге» авторства, обратимся к общим положениям гражданского права об имени гражданина. В п. 5 ст. 19 ГК РФ установлено, что вред, причиненный гражданину в результате неправомерного использования его имени, подлежит возмещению. Таким образом, на основании данного положения художник, чье авторство было приписано произведению-подделке, сможет получить компенсацию за неправомерное использование его имени, если докажет причинение ему вреда. При отсутствии указания в статье на то, о каком конкретно вреде идет речь, пострадавший художник, по всей видимости, вправе требовать возмещения как морального, так и имущественного вреда. Однако возможность причинения последнего кажется маловероятной. Вполне реальным выглядит возникновение у художника, которого выдавали за автора произведения-подделки, упущенной выгоды, но в п. 5 ст. 19 ГК РФ говорится только о возмещении вреда, который следует понимать как реальный ущерб.

В силу второго абзаца п. 5 ст. 19 ГК РФ художник, имя которого было неправомерно использовано, или его наследники вправе также выдвинуть предусмотренные ст. 152 ГК РФ требования о защите чести, достоинства и деловой репутации, если они были затронуты в результате неправомерного использования имени. Выше мы уже указывали, что требования о защите чести, достоинства и деловой репутации могут быть выдвинуты и самостоятельно, то есть без учета положений ст. 19 ГК РФ. При этом обратим внимание, что в соответствии с п. 5 ст. 152 ГК РФ гражданин, честь, достоинства и (или) деловая репутация которого были задеты (опорочены), вправе требовать возмещения убытков, в которые, как известно, согласно ст. 15 ГК РФ наряду с реальным ущербом входит и упущенная выгода. Таким образом, художник, которого выдавали за автора произведения-подделки, все же вправе, опираясь на п. 5 ст. 152 ГК РФ, требовать возмещения упущенной выгоды. В зависимости от конкретных обстоятельств упущенная выгода художника может быть различной. Например, она может быть связана с падением спроса на произведения художника после того, как ценителям искусства стало известно о существовании подделок его произведений.

Подводя итоги, укажем, что, на наш взгляд, было бы правильно, если бы соответствующая оценка данных действий как противоправных содержалась в специальных авторско-правовых нормах ГК РФ, то есть в главе 70 ГК РФ. Это необходимо, поскольку именно из специальных положений законодательства об авторском праве противоправность приписывания чужого авторства не следует, при том, что в основе этого деяния лежат спекуляции с авторско-правовыми категориями (ценностями).

Также, учитывая масштабы распространения произведений-подделок на российском художественном рынке, считаем оправданным, если в УК РФ за приписывание произведению чужого авторства и сообщение кому-либо об этом авторстве как о действительном будет предусмотрена уголовная ответственность. Конечно, лица, выдающие подделки за произведения тех или иных авторов, в большинстве случаев(с учетом разъяснений Постановления Пленума Верховного суда РФ от 27 декабря 2007 г. № 51 имеются в виду случаи, когда имеет место реализация подделок и возникновение в связи с этим у соответствующего лица права получения оплаты или иного материального возмещения за отчуждение подделки. У адвоката С.Л.Ария есть описание обстоятельств дела, один из эпизодов которого касается реализации картин с подделанными автографами известных отечественных художников, которые в действительности не создавали эти картины. По данному эпизоду гражданин, подделавший автографы художников и реализовавший картины, был признан виновным в совершении мошенничества [9, c. 170 – 179]) могут быть привлечены к уголовной ответственности за мошенничество (ст. 159 УК РФ). Однако уголовная ответственность за мошенничество обеспечивает охрану прав и интересов собственников имущества, в том числе денежных средств, в то время как специфика приписывания авторства связана со спекуляциями с такими авторско-правовыми категориями, как авторство и имя автора. Более того, уголовная ответственность за приписывание произведению чужого авторства и сообщение кому-либо об этом авторстве как о действительном будет также охранять соответствующие интересы наследников умерших авторов.

Аспирант РГИИС В.А.Удалкин

Список литературы

  1. [1] Павлова Е. А. Авторское право на произведения изобразительного искусства: Дисс. канд. юрид. наук. М., 1984.
  2. [2] Миклашевская А. Ван Гога хотели продать за $80 //Коммерсантъ. 2003. 11 февраля.
  3. [3] Боннер А.Т. Фальшивки на антикварном рынке //Законодательство. 2006. № 8.
  4. [4] Ходорыч А., Орлова М., Андреев В. Работа над фальшивками //Коммерсантъ. Деньги. 2000. 22 ноября.
  5. [5] Захаров А. Мода на фальшак
  6. [6] Мануков С., Соловьев С. Девятый вал фальшивок //Новые известия. 2008. 28 марта
  7. [7] Суховерский В.Л. О развитии гражданско-правовой охраны личных неимущественных прав и интересов граждан//Правоведение. 1972. № 3.
  8. [8] Ионас В.Я. Произведения творчества в гражданском праве. М., 1972.
  9. [9] Ария С.Л. Жизнь адвоката. Тула, 2003.