Аукционы. Как они устроены.

Аукционы. Как они устроены.

Предлагаем рассмотреть в общих чертах, что же собой представляет аукционный способ торговли предметами искусства и коллекционирования. Редакция сайта Рускультурэкспертиза выражает благодарность участнику totnetot форума halloart.ru за очень интересную статью об аукционах.

 

Немного истории.

Известная с античных времён аукционная торговля исчезла с распадом Римской империи и возобновилась в Европе (во Франции) лишь в 13 веке. С возникновением капитализма и развитием рынка распространяется и аукционная торговля как вид посредничества. В Англии, Австрии, Голландии, Франции, Швеции возникают учреждения, занимающиеся исключительно аукционной продажей. Постепенно вырабатываются правила и законы, регулирующие эту деятельность.

Самым старым, из ныне действующих аукционных заведений Европы, принято считать шведский аукцион Stockholm Auktionsverk, основанный в 1674 году.

В Вене по распоряжению Императора Иосифа в 1707 году был основан аукцион Доротеум, который можно считать первым государственным учреждением такого рода.

Наиболее известные в настоящее время аукционы Кристи и Сотби тоже начали свою деятельность в 18 веке. Сотби ведёт свою родословную с 1744 года, хотя торги под этим названием начались лишь в 1778. Кристи на своей марке ставит год основания 1766, когда в Лондоне 5 декабря состоялись первые продажи с молотка.

Основатель Сотби Самюэль Бейкер и его наследники в течение века занимались почти исключительно книжной торговлей. Существовало негласное соглашение по которому клиенты с мебелью и картинами отправлялись к Кристи, взамен Сотби получал книжную клиентуру. В 1913 году это соглашение было нарушено Сотби высокодоходной продажей картины Хальса, а спустя 4 года эта лавочка занялась и мебелью. С этого времени началась, длящаяся по сей день, конкуренция этих двух домов.

В старые добрые времена отличие между ними формулировалось следующим образом. Кристи — это джентльмены, которые стараются казаться торговцами, Сотби — торговцы, которые стремятся казаться джентльменами. В наши дни, если говорить без политкорректности, называя вещи своими именами и те и другие, а также и третьи, и десятые, и сотые… - жульё, пытающееся выдать себя за джентльменов. Подтверждение тому многочисленные скандалы из-за обмана покупателей, один из которых – тайный ценовой монопольный сговор Кристи и Сотби в 80-е годы прошлого века.

Всё ещё неподкупный Высокий суд Лондона приговорил жуликов к огромным штрафам и тюремным срокам. Обе лавочки, особенно Сотби, оказались на грани банкротства. Тонущий Сотби приобрёл владелец американской сети розничной торговли А.Таубман. Кристи переходил из рук в руки, пока не был куплен французским миллиардером Ф.Пино.

В настоящее время на долю двух англосаксонских гигантов приходится более двух третей аукционного оборота предметов искусства и коллекционирования в мире. Но так было не всегда. Вплоть до середины 50-х годов прошлого века на этом рынке лидировали французские аукционисты, с их таким уникальным образованием как Отель Друо.

ДРУО

Французские законы наполеоновской поры на пару столетий вперёд регламентировали почти все сферы жизнедеятельности институций и граждан этой страны, в том числе и аукционную торговлю.

В 1801 году была создана Палата аукционистов, во французской версии – комиссаров-призёров Парижа.

Следует отметить принципиальную разницу между, скажем, англо-саксонским аукционистом и французским комиссаром-призёром. В англо-саксонских странах аукционист, за исключением некоторых случаев, коммерсант-посредник. Комиссар-призёр – представитель государства, которым, а именно министерством юстиции он назначается и контролируется. Однако государство не оплачивает его труд. Вместо этого оно фиксирует процент отчислений в пользу коммисара-призёра с каждой продажи. Заниматься коммерческой деятельностью, комиссарам-призёрам было запрещено. Так на своих аукционах они не имели права продавать свои вещи, а также что-либо покупать на аукционе. Нельзя было заниматься послеаукционной продажей нереализованных лотов.

В сущности, их статус приравнивался к статусу нотариусов. Также как к нотариусам к людям этой профессии было принято обращаться мэтр. Комиссар-призёр мэтр Жан-Иван де Сен-Жермен, например.

Подробный устав профессии, разработанный Палатой комиссаров-призёров, включал и обязательную форму одежды. В отличие от мантий нотариусов и адвокатов, был определён городской костюм.

В 1807 году Палата приняла принципиально важное решение о проведении всех торгов Парижа в одном месте. До этого аукционы проводились либо по месту нахождения бюро (называемого этюд) комиссара-призёра или в арендуемом для этого события помещении. Это было неудобно для покупателей, которые не могли уследить за всеми торгами, проходившими одновременно в разных концах Парижа. То есть комиссары-призёры теряли потенциальных клиентов.

Опустим все перипетии, происходившие с топографией и зданиями места продаж вплоть до 1852 года. Именно в этом году 1 июня произошло открытие Отеля Друо, где он (несколько реконструированный) находится и по сию пору. С этого момента начинается блестящий период Друо с его знаменитыми распродажами многочисленных голландских, бельгийских, австрийских, английских коллекций, включая драгоценности Французской Короны, имущества Эмиля Золя, коллекции Жака Дусе.

Кроме основного здания с 16 торговыми залами в трёх уровнях, Друо принадлежит помещение с двумя залами по адресу 15, рю Монтень. Здесь происходят так называемые престижные торги, а также предпродажные выставки наиболее дорогих лотов «Ударного времени», происходящие два раза в год.

Есть ещё два зала Северного Друо, расположенных по улице Дудевиль, 64, где в основном распродают мебель и вещи задолжавших людей. Аукционы там происходят по утрам и без предварительных выставок.

Ну а что же Россия, где она в европейском аукционном концерте?

Русские цари и богатая знать, как теперь российские олигархи, были желанными клиентами европейских аукционов. Пётр Первый покупал на голландских торгах картины и всякие безделушки для своих дворцов в Петергофе. Ему даже удалось приобрести холст Рембрандта. Екатерина Вторая при посредничестве Джеймса Кристи купила коллекцию живописи Роберта Уолпола, которая впоследствии стала основой собрания музея Эрмитаж. А в Париже в 1772 году на распродаже имущества министра двора Людовика XV герцога Шуазеля Императрица пополнила свою коллекцию картинами испанских художников.

Что касается самих аукционных заведений, то в России их в европейском понимании не было вплоть до конца 19 века. Для того чтобы они появились, необходимы были независимый спрос и независимое предложение вещей или, как теперь говорят артефактов. Именно независимые спрос и предложение порождают необходимость такой посреднической деятельности как аукцион. Ну откуда они могли взяться в нищей стране, где искусство на европейский манер начало развиваться лишь с 18-го столетия?

Собственно то же самое происходит и сейчас. Нет достаточного спроса вследствие низкой платёжеспособности населения, нет и убедительного предложения, чтобы поддерживать между ними посредническую деятельность.

Посмотрите, где в основном берут товар всякие гелосы и прочие тюхтины, чтобы удовлетворить небольшую потребность тонкой прослойки состоятельных московских людей. Да всё там же, в Европах, иногда в Америках, покупают на аукционах и перепродают в своих лавочках.

Вернёмся к классификации аукционов. С точки зрения техники установления цены различают два типа аукционов:

  • - Аукцион с повышением цены, победителем которого признаётся лицо, предложившее наивысшую цену. Его ещё называют английским. Самая распространенная форма аукционов в настоящее время.
  • - Аукцион с понижением цены (голландский аукцион), победителем которого признаётся лицо, первым согласившееся уплатить предлагаемую на аукционе цену. Также известен как реукцион и аукцион на понижение. В настоящее время почти не проводятся.

Аукционы могут различаться по виду инициативы: принудительные (реализация конфискованного по тем или иным правовым основаниям имущество) и добровольные аукционы (проводятся по инициативе самого продавца ).

По составу участников: открытые (могут принимать участие все желающие) и закрытые (принимают участие только специально приглашенные организатором аукциона лица).

Открытый аукцион — аукцион, во время прохождения которого участники видят ставки всех своих оппонентов. Классический пример — английский открытый аукцион.

Закрытый аукцион — аукцион, во время прохождения которого участники не видят ставки своих оппонентов и не могут изменять свои ставки. Заявки подаются в закрыто (в конвертах) — каждый участник напрямую, не разглашая публично, сообщает аукционисту размер своей ставки. Такие проводились МасДугалом. У нечестного аукциониста в этом виде масса возможностей.

Аукцион первой цены — закрытый аукцион, при котором победителем является участник с самой высокой ценой и именно эта цена подлежит уплате. Обычно закрытые аукционы являются аукционами первой цены.

Аукцион второй цены — закрытый аукцион, при котором победителем является участник с самой высокой ценой, но уплатить он должен цену «вторую цену», то есть цену своего ближайшего конкурента. На сегодня широко не применяется.

Двойной аукцион — обобщенная форма аукциона, обозначающая ситуацию, когда в нем участвует более одного продавца и более одного покупателя, одновременно сообщающих свои ставки аукционисту, который затем определит равновесную цену, по которой совершаются сделки между продавцами и покупателями, ставки которых были не хуже этой цены.

По типу содержимого аукционы могут быть каталогизированными и безкаталожными, которые французские комиссары-призёры называют текущими или классическими продажами.

Первые, как правило, специализированные торги каких-либо вещей имеют иллюстрированный каталог, выпускаемый не позднее, чем за месяц до даты аукциона, с подробным описанием и фотографиями лотов. Каждый лот имеет свой номер. Продажа происходит в соответствие с нумерацией лотов.

Текущий аукцион не имеет каталога, нумерации лотов и какого-либо их описания. Содержимое лотов самое разнообразное: мебель, картины, рисунки и эстампы, книги, художественное и не художественное стекло, керамика, бронза и т.д. и т.п. Продажа может начаться с любого стринга, т.е. группы предметов объединённых каким-либо признаком и по просьбе участников очерёдность может меняться по ходу аукциона.

Такие аукционы основной источник для мелких и средних профессионалов: галеристов, владельцев антикварных лавок, дилеров и т.п., а также пытливых коллекционеров и любителей всяких курьёзностей.

Время от времени знатоками здесь среди всякой всячины и хлама совершаются истинные находки-жемчужины.

Один знакомый рассказывал, как однажды, придя на предаукционную выставку подобного аукциона, его внимание привлекла симпатичная акварель приблизительно 30Х20 пришпиленная без рамы прямо к обивке стены торгового зала. Сердце знатока, охотника за редкостями начало учащённо биться в радостном предчувствии. Интуиция не обманула специалиста, при ближайшем рассмотрении произведение оказалось великолепной акварелью Брюллова.

- Как вы оцениваете эту вещицу, - спросил он комиссара-призёра?
- 150 евро, - был ответ. Секунду посмотрев, прищурившись на акварель, добавил, - нет, всё же 250!

Промежуточное положение занимают аукционы без каталогов, но с перечнем и нумерезацией лотов. Описание лотов не столь подробно и скрупулёзно, как в классическом каталоге, но всё же позволяет составить представление о продаваемой вещи. Такие торги могут организовать аукционные бюро с достаточным количеством квалифицированных сотрудников.

Порой к списку лотов добавляется частичное или полное выкладывание их фотографий на собственных или корпоративных вэбсайтах. Подобные аукционы по сути можно считать каталожными с той лишь разницей, что в подавляющем большинстве случаев виртуальные каталоги после торгов не сохраняются и заинтересованные не могут их предъявлять в качестве свидетельства, а иногда это важно. Чуть ниже покажу на примере почему.

Аукционы со списком и размещением фотографий в Интернете преимущественная форма провинциальных бюро. Иной раз в дополнение они выпускают рекламную цветную плакетку, которую рассылают потенциальным покупателям.

Осенью 2003 года известный спекулянт, называющий себя коллекционер и комиссар выставок, купил на провинциальном аукционе пастель Врубеля (разумеется, подделку) за порядка 500000 долларов. Вернее он находился в аукционном зале и так сказать контролировал процесс, а покупала по телефону его жена.

Когда вы покупаете по телефону, то проходит какое-то время от удара молотка аукциониста до получения вами необходимых платёжных документов. Используя это время, комиссар-спекулянт нанял сотрудника Третьяковки, специалиста по творчеству Врубеля и командировал его в далёкий провинциальный город для экспертизы.

Специалист очень удивился такому предложению, ибо уже по фотографии было ясно, что это подделка, но отказать коллекционеру-комиссару не смог и с удовольствием прокатился в удалённый городок у ласкового южного моря с интересной тысячелетней историей.

В общем, как вы догадались, спекулянт, комиссар, коллекционер решительно отказался оплачивать покупку, чем вызвал благородное негодование аукциониста. Шутка ли – как с куста потерять более 100000 северо-американских дензнаков! Он распорядился впредь для участия в его торгах брать солидный залог с подобного рода безответственных типов.

История продолжается. Спустя несколько лет поддельная пастель появляется на столичном аукционе, поддерживаемая двумя экспертами – тем, что был на первых торгах и знаменитым автором множества книг по искусству, заведующим отделом Русского Музея в Петербурге. Не так эффектно как в первый раз, но пастель снова покупается где-то за 100000 евро.

И, конечно же, везётся в Третьяковку. Тамошний специалист, вздохнув, умилённо вспомнив время, благодаря этой пастели проведенноё на уютных пляжах замечательного городка, вынужден был высказать приблизительно то же, что и первому спекулянту.

Возмущённый обладатель злополучной пастели решил искать сатисфакции в бесстрастном и справедливом суде, нанял адвоката. И вот тут то, в ходе исследования дела и подготовки его к суду адвокату потребовался каталог первой продажи, но его нет ни в бумажной, ни в электронной версии.

До сих пор дело не закончено. Затраты на адвоката и суд стали уже соизмеримы со стоимостью покупки. Каждый раз, когда дело в суде заканчивается ничем, адвокат сетует, вот, если бы у нас был каталог первой продажи, мы бы это дело уже выиграли.

Никто из персонажей этой истории не вызывает у меня сочувствия. К тому же пастель была приобретена на деньги « супруга », а это для него мелочь по сравнению, например, с каникулами в Куршавеле.

Каким образом вещи попадают к аукционистам и на торги?

Главным образом самотёком. Население в зависимости от представления возможностей той или иной аукционной конторы, сдаёт на оценку одной из них или нескольким сразу свои вещи. Если предметов много или они не слишком транспортабельны, то можно вызвать аукциониста к себе.

Конечно, конкуренция заставляет аукционистов иметь сеть агентов-информаторов, сообщающих о т.с., потенциально аукцинабельном имуществе.

Владельцы известных, качественных коллекций или именитые коллекционеры стараются распродать своё имущество в наиболее медиатизированных местах, попутно выторговывая себе максимальные преференции. Так коллекция Растроповича-Вишневской продавалась при участии Сотби, а музейного уровня собрание галереи « Попофф » на специальных торгах Кристи. Лишь исключительно выгодным предложением аукциониста, (вероятно, он даже поделился своей прибылью) можно объяснить выбор Алена Делона. Его коллекция хоть и реализовывалась в престижных залах Друо Монтень, но осуществлялась не лучшим по коммерческим показателям комиссаром-призёром Корнет де Сен-Сиром.

Некоторые торги готовятся отдельными экспертами или совместно несколькими, кабинетами экспертизы и экспертными бюро. То есть ими подготавливается весь материал для аукционов, каталог, который, однако, издаётся под маркой аукциониста.

В конце 80-х начале 90-х во Франции на перестроечной волне интереса к СССР и ажиотажного спроса на живопись, почти еженедельно проходили аукционы русского искусства, организуемые неизвестно (безусловно, известно) откуда взявшимися проходимцами. Наташа Варшакова, Супруги Кузины, Наташа Пригожина, Володя Каплунов, Наташа Болдырева и с десяток других пройдох в промышленных количествах вывозили из СССР изопродукцию и продавали её на аукционах провинциальной Франции и в столице. К 1995 году стараниями французской юстиции и очередному экономическому кризису их деятельность сошла на нет.

Судебные инстанции могут выбрать одного или нескольких аукционистов для ведения принудительных торгов. Эти же инстанции назначают время, место и условия продажи. Обыкновенно проценты отчислений в пользу аукциониста и НДС меньше, чем на обычных аукционах.

Таким образом, было распродано имущество и коллекция Бернара Тапи. При подготовке аукциона выяснилось, что его дорогостоящая коллекция на 90% состоит из подделок.

Как продавать на аукционах

Рассмотрим на примере, как происходит сдача владельцем вещи на аукцион.

Предположим у вас есть картина, которую вы хотели бы продать. Изучив самостоятельно условия и возможности, известных вам контор или по совету информированных людей, или просто из соображений, что поближе к дому вы определяетесь с аукционистом и, договорившись о встрече, приносите ему своё сокровище.

Здесь возможно несколько ситуаций.

1. Вам известен автор и происхождение картины и примерная её рыночная стоимость. Аукционисту тоже известно или он доверяет вашим сведениям. В частности, так может происходить в том случае, если вы автор, сдаваемого произведения.

Доверяя вам, аукционист всё же проверит по электронным или бумажным базам данных результаты продаж ваших работ. Если они более или менее коррелируются с вашими пожеланиями цены, то может быть сразу определён тип аукциона – текущий, безкаталожный или специализированный с каталогом, и составлен договор между аукционистом и сдатчиком, т.е. вами.

2. Ни вам, ни аукционисту автор неизвестен, или подпись не читаема, или вовсе отсутствует. Примерная рыночная цена вещи под вопросом.

Аукционист может предложить вам поставить работу на текущие торги без резервной цены, то есть цены, ниже которой лот нельзя продавать или с минимальной резервной ценой исходя из своего представления о качестве и состоянии картины. При вашем согласии тоже может быть составлен договор продажи.

3. Вам известен автор, вы знаете потенциальную коммерческую перспективу работы, но в базах данных автор отсутствует и аукционисту не известен.

Вам может быть предложено оставить работу для изучения. При вашем согласии, вы получаете документ, что вещь принята аукционистом на хранение.

После изучения работы экспертами вам либо откажут в продаже на аукционе, либо поступят как в пункте 1.

На каких условиях принимаются вещи на аукцион и как они оформляются.

Итак, аукционист и вы пришли к взаимосогласию продать вашу картину предположим на специализированном аукционе с каталогом. В зависимости от потенциальной стоимости сдаваемой на продажу вещи ваши взаимоотношения по-житейски можно выразить в следующем.

  • - Аукционист как бы делает вам одолжение, беря вашу вещь на продажу.
  • - Это вы как бы делаете ему одолжение, поручая её продать.
  • - Вы более или менее на равных.

Составляется договор по которому вы уполномочиваете аукциониста продать вашу вещь на определённых условиях, принципиально важными из которых, являются резервная цена и комиссионные аукциониста.

Резервная цена – это цена, ниже которой вещь не может быть продана на аукционе. В свою очередь, нижняя предварительная оценка (нижний эстимейт на английский манер) проставляемая в описании вашего лота в каталоге, по закону не может быть ниже резервной цены. Резервная цена держится в тайне, но во многих случаях (но не всегда) каталожная нижняя предварительная оценка и есть резервная цена. От резервной цены будут высчитываться проценты дополнительных затрат и поборов аукциона. Часто в договор вносят пункт, что аукционист по своему усмотрению в процессе аукциона может продать вещь на 10-15% ниже резервной цены.

Если вы новичок в этом деле или постоянно не сотрудничаете с данным аукционом, ваша вещь малозначительна в глазах аукциониста, то есть вы в позиции №1, описанной выше, то вам, как правило, навязывают максимальные комиссионные, которые обычно колеблются в пределах от 0% до 20% от цены из-под молотка.

Часто комиссионные носят регрессивный характер. Например, Сотби до недавнего времени до 2999 фунтов с продажной цены брал 15% + НДС, а с 3000ф. – 10%+НДС.

Если вы сдаёте вещь, продажная цена которой может выразиться цифрой с 6 нулями или соизмеримой с ней, например, это Пикассо или крупноформатный Айвазовский, вариант позиции №2, то условия диктуете вы. Ни о каких комиссионных речи не идёт. Более того, порой аукционист даже предлагает вам поделиться своей прибылью, частью дохода от комиссионных с покупателя. Кроме того, под этот « паровоз » вы можете прицепить ещё с десяток ветхих « вагончиков », аукционист всё сглотнёт ради вашего сокровища.

Помимо комиссионных в договоре могут фиксироваться другие расходы и обязательства.

  • - Страховка лота. Может составлять 0,5 -2,5% от цены из-под молотка, в случае не продажи некоторые англо-саксонские аукционы высчитывают сумму страховки от среднего значения нижней и верхней предварительной оценки.
  • - Затраты на каталог, в частности, стоимость фотографии. В англо-саксонских аукционах фотография в каталоге может стоить от 100 до 400 долларов. Иногда оговаривается, что в случае не продажи лота эти затраты со сдатчика не взимаются.
  • - Гонорар эксперта, порядка 3% от цены из-под молотка.
  • - Транспортные расходы. Особенно велики они в англо-саксонских аукционных домах. Возможно, чемпион в этой области МакДугал. Так перевозка с континента в Лондон (в один конец!) картины размером 50Х60 см они оцениваю в сумму, превышающую стоимость билета (туда-обратно) на поезде в Лондон с односуточным там проживанием в гостинице среднего класса. Соизмеримы транспортные затраты и у Кристи, и у Сотби.

С поощрения мамоны эти поветрия распространяются и на континент. Например, Парижский этюд Мийон за транспортировку гравюры размером А4 на расстояние 100 метров (Именно столько, а может быть ещё и меньше от этюда до залов продаж Отеля Друо) может слупить с вас 200 евро!

  • - Права следования. В англо-саксонских аукционах процент отчисления с продажи в пользу автора или его правопреемников производится с покупателя. (Производится всегда, но отнюдь не всегда выплачивается!)

На континенте во многих странах, в частности во Франции эти отчисления производятся с продавца и носят регрессивный характер. До суммы продажи 50000 евро это 4%. От 50000, 01 до 200000е – 3%; 200000,01-350000е – 1%; 350000,01-500000е – 0.5%; всё, что свыше – 0,25%. Отчисления не производятся, если вещь продана ниже суммы 750 евро.

Часто отчисления по правам следования делаются автоматически, несмотря на то, что ваш лот под это не подходит, например, истёк срок самого права данного автора. Делается это умышленно или нет, сказать трудно. Если вы обратите внимание комиссара-призёра на это обстоятельство, деньги вам вернут, но далеко не все вообще знают что это такое.

Для тех, кто продаёт во Франции, не являясь при этом официальным коммерсантом в Европейском Союзе, начиная с суммы продажи, превышающей 5000 евро, придётся заплатить еще 5% - так называемоё превышение фактического поступления налога. Если вы не платите налогов в этой стране, можете оспаривать это отчисление, но только в фискальных инстанция, этюд с вас взыщет в любом случае.

Если вы захотите забрать ваш лот, уже включённый в каталог аукциона, до продажи это вам будет стоить 10-15% от резервной цены.

Иногда аукционисты предлагают вам на подпись договор, где внесены не все предстоящие затраты. В таком случае бывает неприятным сюрпризом послепродажный документ, где все эти расходы неожиданно для вас количественно перечисляются (вспомните перевозку гравюры за 200 евро) де-факто сводя к бессмыслице саму затею продажи вашей вещи.

Некоторые аукционисты в случае не продажи лота всё же предусматривают выплаты в свою пользу (так называемые издержки выкупа), которые составляют порядка 5% от резервной цены. В условия жёсткой конкуренции большинство аукционистов отказываются от этих выплат.

В целом можно отметить, что континентальные аукционисты, в частности Французские, в отличие от англо-саксонских в большинстве своём в случае не продажи ничего с продавца не берут, включая плату за хранение вашего лота. В Кристи или Сотби, например, с определённого дня эта плата стремительно растёт и если вы по тем или иным причинам задержались, то порой дешевле вашу вещь навсегда оставить этим ненасытным хищникам.

Пользуясь услугами, Мак Дугала, вы можете столкнуться с оригинальной практикой. Скажем вы договорились с ними, что часть затрат берёт на себя аукцион, допустим транспортировку. Сотрудник аукциона при заполнении формуляра от руки соответствующую графу Shipping оставляет пустой. Вы подписываете в двух экземплярах этот формуляр, он подписывает и отдаёт один из них вам.

По прошествии аукциона, предположим лот не продался, вы вдруг получаете к оплате счёт за транспортировку вашего лота. На вопрос, как же так, мы же договорились, что расходы по транспортировке за вами?

- Ничего подобного, - отвечают. Вот посмотрите, в графе Shipping все цифирки проставлены, внизу ваша подпись и дата.
- Но в моём же экземпляре эта графа пустая!
- Ничего не знаем, но картинку свою пока не заплатите, обратно не получите.

Помимо затрат и обозначения вашего статуса (коммерсант, не коммерсант) в договор вносятся условия получения денег от проданных лотов.

Обычно аукционы обязуются выплатить суммы от продаж через 35-45 дней от даты аукциона при условии оплаты лотов покупателем. Вот только действительно оплачено или нет, в большинстве случаев, вы не знаете. Недобросовестный аукционист, а как мы выяснили, явление это рядовое, способен и это обстоятельство обернуть себе на пользу.

Представьте себе, что в Лондоне, допустим на МакДугале, ваш лот продался по телефону, условно говоря, за 100000 фунтов, причём отношение фунта к доллару в то время составляло 1:2.

В положенное к оплате время владельцы аукциона вам говорят, что покупка не оплачена, но они делают всё возможное, что бы выбить деньги из покупателя. Месяц за месяцем вам сообщают, что процесс выбивания продолжается. Через полгода вам всё это надоедает, и вы просите вернуть ваш лот, на что вам отвечают, что это невозможно, ибо уже настала судебная стадия выбивания и без самого вещдока суд такие дела не рассматривает.

Ещё через несколько месяцев вы заявляете аукциону, что сами подадите в суд, если работа не будет возвращена. И тут вам гордо сообщают, что нашим юристам удалось-таки выбить должок, деньги переведут в ближайшее время.

За это время соотношение фунта к доллару становиться 1:1,4. Вы получаете за свой проданный лот не 200000 - %% долларов, а 140000 - %%.

Конечно, вы не знаете, как всё было на самом деле, но при такой непрозрачности вполне можете дать волю своей фантазии.

- Что мешало аукционисту всё время « работать » с вашими деньгами, учитывая его опыт банковского работника и биржевого игрока?

- Не искал ли он всё это время покупателя для выгодной перепродажи вашей работы?

- Не он ли сам тот не плативший покупатель?

Большинство англо-саксонских аукционов к договору с продавцом прилагают напечатанные петитом многостраничные приложения (у Бонамса аж 14 страниц!), описывающие « Условия (их) бизнеса ». Обычно никто их не читает, тем более на английском. А зря. Ознакомившись поподробнее, возможно, вы бы и воздержались от игры с этими монстрами агрессивного маркетинга. Стараниями их адвокатов эти условия составлены таким образом, что при необходимости юридической схватки у вас практически нет никаких шансов на выигрыш.

Чтобы где-то что-то купить, надо знать, что оно там продаётся. Как узнают об аукционах, и что на них будет продаваться?

Почти все современные аукционные дома имеют свои вэбсайты или пользуются услугами корпоративных интернет-представительств. На них они более или менее обстоятельно сообщают о предстоящих торгах. Обстоятельно – в первую очередь о специализированных, каталожных продажах.

Однако их такое огромное количество, что уследить за всеми, а тем более, полностью просмотреть содержимое предстоящих торгов невозможно.

Среди прочих услуг, аукционы предлагают посылать вам электронные уведомления по интересующей вас тематике, но, согласившись на этот сервис, вы рискуете получить не селекционированный поток информации, просматривать котрый, вылавливая там что-то для себя, тоже очень скоро надоедает. Что хуже, через некоторое время к вам начинает приходить спам и от непрошенных корреспондентов. То ли ваш адрес у аукциониста воруют, то ли его продают, но вам от этого не легче.

Если вы уже что-то покупали на определённом аукционе, то будьте уверены, он вам станет присылать все свои бумажные каталоги или плакетки и другие рекламные уведомления, включая приглашения на коктейли, а порой и завтраки-просмотры.

Французский холдинг Друо выпускает цветной иллюстрированный еженедельник «La Gazette de Drouot », а также издание « Le Moniteur des ventes ». Все комиссары-призёры Франции и зарубежные аукционисты имеют возможность размещать в них свою информацию о предстоящих торгах. Существует и электронная версия еженедельника.

Просмотр журнала « Ла Газет » даст вам более прицельную возможность выбора по интересующей вас тематике. При этом надо помнить, что вместе с вами его читает множество соперников и приобрести, анонсированную в журнале интересную вещь, без конкуренции вряд ли удастся.

Кроме того, в журнал попадают далеко не все сведения о продажах. Рекламное место на его страницах дорого. Помещать объявления о текущих аукционах, за редкими исключениями, не рентабельно.

Во Франции за год происходит более 25000 аукционов, и лишь малая их часть - каталогизированные продажи, которые обычно и рекламируются в « Ла Газет ».

Многие профессионалы рынка сотрудничают на определённых условиях с агентами, которые регулярно посещают предаукционые выставки в той или иной местности и сообщают информацию по интересующей заказчика тематике. Часто эти же агенты по поручению заказчика участвуют в торгах.

Некоторые торговцы имеют своих осведомителей и в аукционных конторах и в структурах публичных торгов. Например, в Друо – это каста комиссионеров. Процесс публичных торгов без них невозможен.

Сделаем шаг в сторону и поговорим об этом, на мой взгляд, интересном феномене.

Комиссионеры

Комиссионеры – по своей сути грузчики, такелажники, вспомогательные рабочие, стали носить это гордое имя после создания в 1834 году Союза комиссионеров отелей продаж, во французской аббревиатуре UCHV. Чтобы отличаться от банальных грузчиков они придумали себе униформу – черная куртка с красным воротником-стойкой с вышитым на нём « золотом » номером и чёрные штаны. Их так и прозвали « красные воротнички ».

С самого начала в этот союз набирались преимущественно выходцы из Савойи, в суровые альпийские зимы, искавшие заработков в Париже. Постепенно они сорганизовались в корпорацию, своего рода кооператив, состоящий исключительно из савояров.

В 1860 году Наполеон Третий даровал эмигрантам из Верхней и Нижней Савойи монополию на транспортные и такелажные работы на публичных торгах во Франции.

Число членов этой закрытой корпорации постоянно. В 1891 году их было 90, с 1920 по 2010-й – 110.

Новые член кооптируется при освобождении места по рекомендации уходящего, причём новичок приобретает номер и кличку предшественника (« Шарль 7-й », « Тита », « Видок», « Сивый »...). Кандидат в комиссионеры должен быть выходцем из Савойи, не иметь судимости, обладать правами водителя тяжёлого грузовика, возрастом желательно до тридцати.

Кандидат в течение трёх месяцев проходит стажировку, работая бок о бок с остальными членами под опекой своего поручителя. Всё это время он носит куртку с чёрным воротничком без номера и зовется « Le Bis », что-то вроде « дублёра ».

В конце третьего месяца 110 комиссионеров собираются и тайным голосованием решают судьбу « bis ». Если кандидат кооптирован, то он ещё три месяца совершенствуется в звании « чёрного воротничка », пока не выкупит (говорят, за 50000 евро) знаменитый красный воротничок у своего предшественника.

В этой корпорации нет никакой иерархии, дедовщины, штатного расписания с определённой зарплатой. В сообществе всё делится на 110 равных частей. Все решения принимаются всеобщим тайным голосованием.

Избираются на два года бригадиры, которые образуют бюро.

Все заработки сообщества вносятся в общую кассу и распределяются между членами равномерно в зависимости от количества рабочих дней каждого. Нерабочие дни и отпуск не оплачиваются.

Среди членов сообщества нет специализации работ. Каждый в свою очередь должен побывать, носильщиком, шефом команды, такелажником, укладчиком каждые четыре года. Каждый в течение года должен поработать шофёром.

Несколько постов не следуют ротации. Это управляющий, бригадиры, механик и два кладовщика, работающих в подвальных складах Друо.

Комиссионеры, они же владельцы залов Друо, занимают на тамошних торгах стратегическое положение на всех стадиях аукциона.

Красные воротнички своим транспортом доставляют лоты предстоящего аукциона от этюда в Отель Друо. Перемещают лоты в зал продажи и вместе с работниками этюда расставляют и развешивают предметы для предаукционной выставки. Постоянно присутствуют на выставке, отвечая на вопросы посетителей; принимают поручения от покупателей. После выставки перемещают вещи в подсобное помещение и готовят зал к продаже (расставляют сидения, устанавливают трибуну для ведущих аукцион, подключают оргтехнику). Во время аукциона представляют лоты и выдают, уже оплаченные. По окончании аукциона освобождают зал, перемещают оставшиеся лоты в этюд или складские помещения, помогают покупателям в погрузке крупногабаритных и тяжёлых предметов.

Лёгкой их работу никак не назовёшь. При официальной 35 часовой неделе у них она – 60-70 часов. Проведённый лет 7 назад аудит показал, что для нормальной работы, то, с чем справляются 110 комиссионеров, необходимо 300 человек.

Отель Друо открывается в 11 часов. Красные воротнички начинают работать с 7 часов, порой продолжают и ночью. Да и перетаскивать им чаще приходится крупногабаритные и тяжеловесные вещи, чем раритетные автографы и рукописи.

За год через продажи Друо проходит около миллиона объектов.

В прессе можно встретить красивые повествования о « воротничках » в духе романтической сказки. Этакое братство трудяг почти бессребреников, работающих по 15 часов в сутки за практически символическую зарплату в 4000 евро в месяц. Ну, почитай, коллектив коммунистического труда, оплот пролетарского сопротивления в чреве капиталистического капища мамоны.

Один комиссар-призёр в подхалимском раже заявил журналистам: « Я нахожу аморальным, что эти люди, которых мы каждодневно просим перевозить ценности в 100000 евро и выше, получают столь мизерную зарплату ».

Смешно. Как остроумно заметил Веллер, спирохета не может бороться с сифилисом.

Комиссар-призёр не зря публично выказывал свою лояльность коллективу воротничков. Аукционисты стараются с ними не ссорится, что называется себе дороже. Чтоб та самая ваза стотысячной стоимости вдруг « случайно » не разбилась или грузовик с лотами по дороге в Друо не сломался. Нечто подобное произошло 10 лет назад с одним комиссаром-призёром, подавшем жалобу на работу комиссионеров.

Официально считается, что воротнички вполне легально получают чаевые за мелкие услуги продавцам и покупателям, и тем немного скрашивают свою тяжёлую долю.

Некоторые их услуги действительно удобны и не дороги. Например, на выставке текущей продажи вы обнаружили интересную вещицу. Поскольку порядковых номеров на такой продаже нет, то вы можете просидеть на аукционе много часов в ожидании своего лота. Дайте комиссионеру на пару рюмок кальва (кальвадоса) и попросите его представить вещь в начале торгов, когда вы появитесь в зале продажи.

Часто в начале безкаталожных торгов, книги, посуду, разные безделушки, тряпки в навал продают в больших пластмассовых ящиках. Вам не нужны содержимое всего ящика и конкуренция за него профессиональных старьёвщиков. Вы просите комиссионера вытащить из кучи, скажем, книгу и представить её на торги. Оплата услуги после торгов, сумма на ваше усмотрение.

Ну, вот ещё пример. Обычно на текущих аукционах заявка на участие по телефону этюдом не принимается. Вы можете попросить комиссионера либо связаться с вами во время торгов интересующего лота, либо указать сумму, до которой он может торговаться. В случае выигрыша лота вы уплатите ему 5-10% от цены из-под молотка. Если покупка не состоялась, вы ничего не должны.

Для воротничков это всё хоть и приятные, но мелочи. Посмотрим теперь другие, « настоящие услуги ».

Скажем, воротничок Сивый постоянно сотрудничает с Жаном-Люком, владельцем бутика старинной мебели на северном блошином рынке Сент-Уэн.

Сивому поручено вывезти из квартиры почившего в бозе Пьера Мартена имущество на принудительный аукцион. Сивый сообщает Жану–Люку, что среди вещичек новопреставленного имеется интересный комодик.

По дороге на аукцион Сивый встречается с Жаном-Люком, который сразу определяет, что « комодик » подписное произведение мастера N славной эпохи Людовика 15-го. Рыночная стоимость вещицы 100000 евро, а то и больше. Во время оставшегося отрезка пути до аукциона у комода таинственным образом исчезают: вся оригинальная фурнитура, две-три, а то и четыре ножки.

На аукционе Жан-Люк торгуется с такими же профессионалами, но побеждает, конечно, он, потому что в таком виде эта мебель оценивается торговцами максимум в 15000, а он даёт 16000, ибо все утраты уже у него в бутике.

После восстановления утрат и косметической реставрации, комод выставляется в бутике Жана-Люка за 150000 и быстро продаётся заезжему американскому коммерсанту за 120000. Чистый бенефис 100000 делится пополам.

При распродаже содержимого старинного родового замка неясным образом исчезают несколько предметов уникального сервиза 18-го века на 120 персон. В комплектном виде он оценивался в 500000. На торгах комиссионер Тита советует своему постоянному клиенту Иву, владельцу магазина коллекционного фарфора на улице Сент-Онэре всё же приобрести некомплект за 60-70000, что тот и делает.

Через полгода Ив на ярмарке в Маастрихте дискретно продаёт сервиз в полном комплекте за 800000. Сумма разделяется на части по договорённости к взаимоудовольствию.

Догадывались ли комиссары-призёры о причинах такой, мягко говоря, декомплектации ? Не то слово. Знали! Но молчали. А что вы можете сделать против монополии?

Как известно, польза от любой монополии только самой монополии. Так длилось долго и могло тянуться ещё дольше. Но святители мамоны начали наступать себе на хвост.

В 2003 году при перевозке воротничками вещей из квартиры покойного хирурга « исчез » целый ряд предметов: масло Курбе, рисунок Пикассо, три слитка золота, старинный китайский фарфор, какие-то античные безделушки.

Племянник и единственный наследник хирурга заявил о пропаже. Некий комиссар-призёр был назначен проверить систему транспортировки комиссионеров. Всё равно, что послать овцу проинспектировать волчьи охотничьие тропы. Ну, и соответствующий результат, разумеется.

Однако в феврале 2009 года картина Гюстава Курбе « Морской пейзаж с грозовым небом » была замечена Центром по борьбе с незаконным оборотом культурных ценностей. Двумя судьями с прокурорскими полномочиями было возбуждено серьёзное следствие. Прожектор юстиции был наведён на тёмную деятельность корыстного братства воротничков.

В ходе следствия у одного из них было обнаружено с десяток работ Рауля Дюфи и рисунки Кокто. Другой внезапно разбогател и купил кафе, продав две мебелюшки арт-деко, подписанных Эйлин Грэй за миллион евро. Третий обладал 9-ю квартирами в Париже. Четвёртый за 6 месяцев положил на свой банковский счёт 600000 евро. У матери другого обнаружили картины, мебель, дорогостоящие безделушки и кучу разнообразного серебра.

Большинство грузчиков UCHV предпочитали перемещаться на автомобилях класса люкс, выбирая марки Порш, Ауди или БМВ.

Следствие продолжается, все красные воротнички под наблюдением следователей: телефоны прослушиваются, идут обыски, опечатаны заполненные огромные складские помещения, арендуемые корпораций в окрестностях Парижа. Несколько человек уже взяты под стражу с формулировками « преступное сообщество » и « кража и сокрытие краденного организованной бандой ». Обвинение в сокрытии краденого предъявлено комиссару-призёру Эрику Кордону.

Другие могут уподобиться его судьбе, ибо во время следствия савояры необычайно разговорились. Закончим историю красных воротничков. Что-то вроде эпилога.

В июле 2010 года уже всё UCHV как юридическое лицо оказалось под следствием и юридическим контролем как преступный соучастник, которому особым распоряжением было запрещено осуществлять свою деятельность с 1 сентября 2010 года.

Долголетний гнойник организма Друо вскрылся как бы сам собой, позволив руководству холдинга без борьбы изменить его структуру.

21 сентября 2010 года в Друо вместо красных воротничков приступили к работе «голубые рубашки » из антрепризы Шеню, существующей с 1760 г. Её основатель Андре Шеню был королевским столяром Марии-Антуанетты, в обязанности которого входила упаковка и транспортировка белья королевской семьи.

Историческая ли приближённость к августейшим особам или другие соображения, но эта компания была выбрана Административным Советом холдинга на замену савоярам единодушно.

- Вы с мясом вырвали кусок из славной истории Друо! – донёсся возглас сочувствия к бедным альпийцам.
- А новый то цвет решительно холоднее, - наблюдательно и философски примолвил другой.

Вернёмся на дорожку аукционных покупок. Предположим, вы тем или иным способом узнали, что на каком-то аукционе будет продаваться интересующая вас вещь.

У вас есть несколько возможностей участвовать в покупке.

  1. 1. Очный, то есть, присутствуя в зале продаж.
  2. 2. Заочный, по телефону в реальном режиме торгов.
  3. 3. Заочный, оставив аукционисту поручение с фиксированной максимальной суммой, за которую вы готовы приобрести выбранную вещь.
  4. 4. Заочный, по Интернету в режиме он-лайн. Этот способ после некоторого всплеска интереса, пока не получил широкого распространения.

Каждый из перечисленных методов имеет свои преимущества и недостатки. Рассмотрим их.

Открытые торги с очным присутствием участников проводятся в основном по двум различным схемам – англо-саксонской и французской. Прежде, чем участвовать на англо-саксонских аукционах вы должны зарегистрироваться. При регистрации необходимо предъявить удостоверение личности.

Джентльменов, регистрирующихся впервые, попросят предоставить свидетельства своей кредитоспособности, то есть наименования и адреса банков, номера счетов, имена представителей банков и способы связи с ними, номера кредитных карт. Для отдельных категорий покупателей эти данные требуют при каждой регистрации (например, для некоторых русских). Для участия в иных торгах требуется дать подтверждение соответствующих сумм на ваших счетах.

Зарегистрировавшись, вы получаете хорошо читаемый на расстоянии номер, которым будете оперировать на торгах. Когда интересующий вас лот объявляется, вы поднимаете номер в знак согласия с запрашиваемой аукционистом суммой, и продолжаете его поднимать до тех пор, пока возрастающие ставки вас устраивают. Победителем становится участник, предложивший наибольшую сумму. Удар молотка оповещает о завершении торгов по лоту.

На торгах по французской системе регистрации не требуется. Любой в любой момент может заглянуть на аукцион и без представления начать торговаться. Такая схема торгов предполагает помимо аукциониста, клерка(ов), рабочих, представляющих лоты, ещё одного участника – глашатаего.

Глашатай объявляет условия торгов, помогает комиссар-призёру вести торг, например, повторяя за ним очередную ставку, обращая его внимание на того или иного желающего приобрести лот, но, самое главное, осуществляя связь между ведущими торги и покупателем. После окончания торга по лоту он вручает покупателю регистрационный квиток лота, в обмен на деньги или платёжный документ, например, банковский чек. Своё желание о приобретении лота вы можете показать аукционисту жестом, кивком головы, движением глаз или голосом.

Также ударом молотка комиссар-призёр фиксирует финал торгов по лоту при этом объявляя « продано! » или « присуждено! ». Порой после удара молотка эти слова не произносятся. Это означает, что лот не продан. На англо-саксонских аукционах при не состоявшейся продаже лота, обычно принято объявлять « не продано! ».

На некоторых французских аукционах для фиксации окончания торга по лоту вместо молотка используется свеча. Она (или они – 3 штуки) горит во время торга и гасится в момент продажи лота. Если у вас нет возможности присутствовать на аукционе в зале продаж, аукционист или его сотрудник примет поручение на участие в торгах по телефону.

В специальном бланке за вашей подписью будет проставлены ваше имя, адрес, номера телефонов и перечень лотов, которые вы хотите приобрести. Кроме того, у вас попросят либо ваш банковский реферанс, либо пустой банковский чек, либо номер вашей кредитной карты. При этом на французских аукционах удостоверение личности не требуется.

Поручение на участие в торгах со всеми необходимыми данными вы можете отправить аукционисту факсом или электронной почтой. Во время аукциона незадолго до торгов ваших лотов с вами свяжутся по телефону, и вы будете за них бороться с другими участниками через помощника аукциониста.

Можно также оставить поручение на покупку выбранных лотов зафиксировав вашу максимальную цену для выбранных лотов. Часто к этой цене прибавляют +1, что означает ваше согласие ещё на один шаг в случае, когда торг оканчивается другим участником на вашей цене.

Ещё лет 10 назад встречались аукционисты, сделав которым поручение скажем на 10000, вы могли выиграть свой лот с результатом 5000 или 3000, и даже 1000. Увы в наше время мамона не оставила таким праведникам никакого жизненного пространства. Ныне словосочетание честный аукционист такой же оксюморон, что и честный банк. Теперь, если вы определили какую-то сумму, то будьте уверены, что именно до неё вам и «настучат», и добавят +1.

Собственно это и есть основной недостаток такого участия в аукционе.

Когда вы торгуетесь непосредственно в зале, то имеете возможность наблюдать всю обстановку в целом. При определённом опыте видите, реальное ли идёт повышение цены лота, или это манипуляции кого-то из участников торгов, а возможно и аукциониста.

Присутствуя на аукционе, во многих случаях вы знаете, кто приобрёл тот или иной лот. Однако и другие видят, что и по какой цене вы купили. Есть и другой момент. Некоторые участники рынка могут эксплуатировать ваши знания, опыт и талант знатока.

Один успешный венский антиквар с безошибочным глазом, позволявшем ему находить в кучах мусора драгоценные жемчужины, заметил, что на аукционах, особенно бескаталожных некая группа лиц торговалась только за те лоты, которые интересовали его. Поскольку он привык к довольно большой марже перепродажи, то не шёл дальше своих представлений о прибыли. Вещи постоянно доставались конкурентам и потом всплывали на специализированных торгах или ярмарках. Антиквару пришлось уйти с очных торгов на участие по телефону.

Анонимность вашего участия в торгах для других участников, несомненный плюс этого способа, но есть и минусы. Вы не видите, что происходит в зале и многие аукционисты не могут удержаться от соблазна использовать это обстоятельство.

Скажем, кроме вас на лот претендентов нет. Однако по телефону вам сообщают, что кто-то против вас борется. Иногда доходит до неприличия. Чаще всего вас «подтягивают» до верхней предварительной оценки. Например, оценка была 8-10000. После вашей ставки 8500, вам сообщают, что против вас 9000 и предлагают подняться до 9500. Вы говорите спасибо и отказываетесь. И тут оказывается, что 9500 это ошибка, вы можете взять лот за те же 8500.

Рекомендую вам наказать слишком усердных служителей мамоны и отказаться от покупки. Скорее всего, лот не продан и появится через некоторое время на этом же или другом аукционе, но с меньшей оценкой.

Представим себе, что вы выиграли торг за какой-то лот на одном из европейских аукционов. Предстоит оплата вашей покупки.

Если вы резидент одной из стран Европейского Союза и сумма оплаты не превышает 3000 евро, то можно заплатить наличными. Если превышает, то придётся использовать либо банковский чек, либо банковский перевод, либо платёжную банковскую карту.

Для нерезидентов Европейского Союза аукционист может сделать послабление и увеличить сумму оплаты наличными. Обычно это не больше 5-15000 евро. В этом случае с вас потребуют свидетельства места вашего проживания и сделают фотокопию с вашего паспорта.

Знайте, что директивы Брюсселя в борьбе с отмыванием грязных денег строги. За нарушение лимита оплаты наличными предусмотрен штраф порядка 15000 евро, который делится между продавцом и покупателем. Те же директивы предписывают продавцам « стучать » на покупателей в случае сомнений в происхождении средств у покупателя во избежание преследования их как соучастников незаконных транзакций.

Обычно для оплаты покупки банковским переводом покупателю даётся 2-4 недели. Если вы не оплатили в срок, то продажа вашего лота может быть аннулирована и против вас употреблены санкции. На практике это применяется редко, в особенности к покупателям-нерезидентам. Как мы уже упоминали, аукционы типа МакДугал заявляют, что отдельные якобы проданные лоты не оплачиваются месяцами, а то и годами.

Не всякий аукцион принимает в качестве оплаты банковские платёжные карты, некоторые – лишь определённых фирм. Оплата картой на англо-саксонских аукционах удорожит вашу покупку ещё на несколько процентов.

Нелишне поинтересоваться, где будет находиться и на каких условиях ваш лот с момента удара молотка до тех пор, когда вы его оплатите и заберёте.

У небольших и провинциальных аукционов, купленные лоты до их востребования, как правило, находятся в их же складских помещениях и плата за хранение не взимается.

У таких монстров как Кристи и Сотби бесплатны только первые несколько дней. Потом плата за хранение прогрессивно возрастает, а с какого-то момента ваш лот вообще перемещается в коммерческий склад.

В Друо некоторые этюды помещают проданные лоты в платный магазинаж сразу же по окончании торгов. Вас об этом специально не предупредят, если вы сами не спросите. Иногда вследствие этого радость от покупки желанной вещи приобретает солёный вкус, особенно если её цена становится соотносимой с суммой оплаты хранения.

Порой, записываясь на участие в торгах по телефону, вы предупреждаете, что оплатите и заберёте лот через несколько дней в этюде. Да, да, - говорят вам, конечно, конечно, подождём, приходите, платите и забирайте, мы вам его ещё и завернем, как следует.

Вы приходите в этюд, платите за покупку и после этого вам говорят, а теперь пройдите за вашим приобретеньицем в магазинаж, если он сейчас работает. Вас банально и бессовестно надули. Ну что ж, разве вы забыли, что живёте в мире всё победившей мамоны?!

Победные реляции от Кристи и Сотби о продажах на миллиарды и на сотни миллионов от Друо, Бонамса, Филипса, Доротеума могут вызвать у неискушённых обладателей какого-то количества произведений искусства, в том числе и у их авторов, что эти учреждения нечто вроде эльдорадо или Клондайка. Стоит только сдать туда на продажу свои артефакты и фунты, евро и доллары потоком прольются на ваши счета.

Попытаюсь предостеречь от ненужных телодвижений.

Аукцион вообще, а каталожный в особенности мероприятие затратное. Средний аукцион с малобюджетным каталогом обходится в 50-100 тыс. евро. Статусные торги Кристи, Сотби в разы дороже.

Чтобы быть рентабельным, аукцион вынужден определять нижний ценовой порог потенциальной продажи лота. До недавнего времени для Кристи и Сотби это было 3000 фунтов. Сейчас, кажется, ещё выше.

Для вещиц не столь дорогих у обоих домов есть отдельные площадки с аукционами попроще. У Кристи это залы в Южном Кенсингтоне, у Сотби залы Олимпия на окраине Лондона. (В последних, правда, аукционы уже не проводятся года два). Но и там, как и в других местах не берут, что попало и у кого попало.

Разумеется, если вы принесете, условно говоря, вещь с потенциальной реализуемостью в 1000000, то к этому паровозу они возьмут у вас несколько тележек, как они выражаются, мусора.

Это не наш случай. Вы показываете то, чем обладаете и первое, что они проверяют, есть ли у авторов представленных работ история публичных продаж. Если такой истории нет или она с крайне низкими результатами, то вам вежливо, очень вежливо окажут. Что-нибудь типа – ваши работы превосходны, невозможно глаз оторвать, как жаль, что это не наш профиль.

Но предположим, что вам удалось тем или иным способом очаровать, обаять, околдовать принимающего работы на аукцион. Скажем, он принял от вас 5 картин с резервной ценой по 500 фунтов каждая и предварительной оценкой 500-800 фунтов.

Продаваемость произведений неизвестных художников на малых аукционах Кристи и Сотби ничтожна. Скорей всего ваши лоты будут не проданы. Готовы ли вы к этому? Придётся уплатить за фотографии в каталоге. Что-то порядка 75Х5=375 фунтов.

Страховка (500+800)/2Х1,5%Х5=48,5 фунтов. Плата за не продажу 500Х3%Х5=75 фунтов. Всего около 498,5 фунтов, при условии, что вы не просрочите бесплатный срок хранения ваших лотов на аукционе. Здесь не учтены ваши транспортно-такелажные расходы по доставке и возвращению работ.

Кого не пугают подобные расходы, могут попробовать. Более логичным выглядит обращение к маленьким аукционам. Но и здесь не обойтись без затрат, а шансы на продажу ненамного выше.

Некоторые отдают на безкаталожные продажи с минимальной резервной ценой или совсем без неё. Основные покупатели на подобных аукционах профессионалы-торговцы. Если повезёт, ваши вещи могут подняться в процессе борьбы между несколькими желающими. Однако результаты подобных торгов не попадут в историю продаж авторов ваших произведений. Кроме того, выгодней обратиться с предложением к этим профессионалам напрямую, минуя, аукцион-посредник.

В некоторых случаях ведущие аукционы берут на продажу и с довольно высокой оценкой произведения авторов у которых нет истории публичных продаж. Но эти авторы должны быть достаточно медиатизированы или быть хорошо известны в мире профессионалов и любителей искусства, коллекционеров и собирателей.

Например, в конце 90-х, начале 2000-х Сотби брал с оценкой 20000фунтов (по тем временам это была очень высокая цена) картины ученика П.Филонова Павла Зальцмана, у которого не было никаких публичных продаж. То же самое происходило с неофициальными шестидесятниками.

Вывод. Если хотите продавать своих авторов на статусных аукционах, медиатизируйте их. Делайте им резонансные выставки с каталогами, прессой, телевидением. Выпускайте о них книги, фильмы, СД. Заказывайте статьи и телевизионные передачи. Навязывайте в постоянную экспозицию главных художественных музеев мира.