Решение задач научно-практической экспертизы на примерах произведений русских и иностранных художников XVIII века

Решение задач научно-практической экспертизы на примерах произведений русских и иностранных художников XVIII века

Д.Г. Левицкий, портрет М.А.Дьяковой (ГТГ). Фрагмент, лобЗадачи практической экспертизы решаются методом комплексного стилистического и технико-технологического анализа. Стилистические признаки произведения позволяют предположить время создания, школу, оригинальность или копийность, в отдельных случаях - авторство картины.

Для окончательного решения этих вопросов необходима технологическая аргументация.

К основным задачам практической экспертизы можно отнести следующие:

  1. 1.. определение времени создания произведения, школы живописи и авторства;
  2. 2.. выделение среди авторских работ оригинала, авторских повторений и копий с чужого образца;
  3. 3.. установление и датировку безымянных копий, нахождение оригинала для копирования;
  4. 4.. выявление имитационно-компилятивной живописи;
  5. 5.. выявление подделок и определение времени их создания;
  6. 6.. определение художественной ценности произведений.

Технологические виды исследования в ВХНРЦ им. И.Э. Грабаря включают микроскопическое, рентгенографическое исследование в УФ и ИК-излучении, анализ живописной фактуры, химический анализ грунта и красочного слоя и начинаются с визуального осмотра, который дает предварительные сведения о технологии произведения.

Одним из самых важных этапов работы является исследование под микроскопом, при котором выявляется степень реставрационных вмешательств, способ нанесения подписи (если она есть), послойность, толщина и цветовая характеристика грунта, способ построения красочного слоя, наличие или отсутствие подмалевка и подготовительного рисунка. Данные микроскопического исследования позволяют:

  1. 1. определить состояние сохранности;
  2. 2. сделать вывод о подлинности подписи;
  3. 3. установить технологические признаки оригинальности или вторичности;
  4. 4. предположить ориентировочную датировку произведения;
  5. 5. при решении вопроса об авторстве соотнести технологические особенности произведения с банком данных по технологии картин предполагаемого художника.

Наиболее достоверный вывод о времени создания можно сделать при сопоставлении стилистических особенностей картины с результатами исследования под микроскопом и данными анализа химического состава грунта и красочных слоев.

Для подтверждения авторства, кроме стилистического сходства, необходимо установление времени нанесения и характера начертания подписи (если она есть), соответствие технологических признаков картины тому времени, на которое она претендует, а также идентичность принципов фактуропостроения и рентгенографическое сходство с эталонами, поскольку даже при наличии подписи, современной живописи и соответствии времени написания картины с годами жизни художника не исключена возможность прижизненной фальсификации произведения. В то же время, неподписные работы имеют возможность обрести автора.

Д.Г.Левицкий, Портрет Саблиной (?)Например, в ВХНРЦ из ГИМа поступила картина, не имеющая подписи, со следующими исходными данными: Н.х., XVIII век, круг Левицкого ?, портрет Саблиной ?, холст, масло. 88 х 70 см. 

Обсудим подробно результаты исследования этой работы, а по другим атрибуциям остановимся лишь на выводах подобного анализа.

На основании стилистических аналогий в процессе наших исследований возникло предположение об авторстве Д. Левицкого. Композиция портрета Саблиной (?) вызывает в памяти работы Д. Левицкого 1770х годов. В эти годы в его творчестве чаще всего встречаются композиционные, крупноформатные портреты с поколенным срезом или в полный рост.

Лицо портретируемой напоминает излюбленный женский тип Левицкого, для которого характерны чуть навыкате глаза, полуприкрытые тяжелыми веками, широкие темные выразительные брови, крупные скульптурные носы, мягкие губы с особенной полуулыбкой, несколько заостренные подбородки.

Типично для Д. Левицкого на портрете обобщенно трактованы руки, массивные у локтя, они характерными плавными линиями зауживаются к кисти. В портрете допущен некоторый просчет в постановке правой руки модели. Заметим, что в 1770е годы Левицкому не всегда удавались руки, например, неудачно они написаны у Н.С. Бортевой (1776, ГРМ).

КОСТЮМ портретируемой отличается материальной весомостью, основательностью, свойственной для манеры Д. Левицкого. Крупные размеренно-ритмичные складки расчленяют юбку на довольно равномерные плоскости, что напоминает платья смолянок.

Анализ костюма Саблиной (?) показал, что в целом внешний облик портретируемой соответствует моде 1770х годов. Удивляет лишь одна деталь - лацкан на воротнике, который в эти годы встречается только на мужской одежде - фраках и рединготах. Женское платье типа редингот с лацканом появляется в 1780е годы. В связи с этим возможно 3 варианта трактовки костюма:

  1. 1.. перед нами одно из первых платьев, сшитых по типу редингот, что необычно для женской моды 1770х годов;
  2. 2.. наиболее распространенный в 1770егоды роброн с капюшоном с нетипичным лацканом, что, возможно, обусловлено проявлением вкуса заказчицы;
  3. 3.. платье с имитацией деталей фрака или редингота, а судя по цветовому сочетанию платья и воротника, даже униформы.

Высокая конструкция прически с двумя ниспадающими локонами характерна для второй половины 1770х годов. Небольшое перо в волосах чаще всего встречается на портретах 1776-1777 годов, по-видимому, особо модная деталь в этот период. Связывая воедино все детали костюма, можно выдвинуть предположительную датировку 1776-1780-ми годами.

В результате технико-технологического сравнения картины с эталонным материалом по творчеству Д. Левицкого было найдено сходство:

  1. 1.. в выборе среднезернистого холста;
  2. 2.. в послойности и цветовом соотношении слоев грунта, верхний слой серый, нижний красно-коричневый (сходство с портретами М.А. Дьяковой и М.И. Мордвинова, 1778, ГТГ);
  3. 3.. в способе построения красочного слоя, особенностью которого, как показали исследования под микроскопом, является многослойность, наличие тонально разработанного подмалевка бело-розового в свету, розового в полутени и красного в тенях, на щеках, нижней губе, ухе и в деталях композиции. Света, полутени и тени написаны достаточно корпусно, по просохшему нижележащему подмалевку, при характерном несовпадении направления мазков в подмалевке и в завершающем красочном слое;
  4. 4.. в составе и характере красочных паст исследования под микроскопом выявили резкое укрупнение пигментов при переходе от света в полутень и тень, богатый замес красочных паст, в составе которых нами были отмечены характерные пигменты, - это черные блестящие, округлые, преимущественно крупные и ярко-голубые непрозрачные крупные частицы, а также крупно-тертые белила в полутенях и тенях инкарната (сходство с портретами М.А. Дьяковой, 1778; А. Давиа, 1782; М.А. Львовой, 1781, ГТГ);
  5. 5.. в построении красочного слоя и характере мазка, отчетливо читаемых на рентгенограммах и заключающихся
    • . в скульптурной вылепленности головы,
    • . в наибольшей нагруженности белиламилба,
    • . в наличии крупного белильного пятна над бровью,
    • . в диагональных и зигзагообразных мазках на лбу,
    • . в моделировке лица и деталей костюма; наибольшее сходство отмечено с рентгенограммами портретов Неизвестной в малиновом платье (1774, Г.И. Алымовой, 1776; П.Н. Репниной,1781, ГРМ);
  6. 6.. в принципе фактуропостроения:
    • . на лице фактура пастозная, сухая, кисти использовались жесткие,
    • . на лбу просматриваются два живописных слоя, в нижнем слое мазки почти вертикальные, в верхнем - диагональные и Z-образные; создается впечатление перекрещивающихся мазков путаной фактуры,
    • . верхняя часть носа вылеплена как бы из двух треугольников, треугольника света на переносице и треугольника полутени между бровью и глазом (сходных с портретами М.А.Дьяковой, А. Давиа) и с перегруженной белилами переносицей,
    • . в углу левого глаза характерное высветление нечеткой формы (сходной с портретами М.А. Дьяковой, ГТГ, Е.И. Нелидовой (1773,ГРМ), слезник глаза несколько припухший(сходный с портретом А. Давиа),
    • . продолговатые высветления на нижних веках (сходные с портретами М.А. Дьяковой, Неизвестной в малиновом платье) и высветления на нижней губе (сходные с портретами М.А. Дьяковой, А. Давиа),
    • . складки рукава платья переданы зигзагообразными мазками основным цветом в разбеле (сходными с портретами Е.И. Нелидовой, Г.И.Алымовой, ГРМ, Е.И. Молчановой, (1776,ГРМ), характерное кружево дробится светлыми, продольными линиями (сходными с портретами Е.И. Нелидовой, Г.И. Алымовой, У. Мнишек, (1782; А. Давиа, 1782, ГТГ).

Ориентируясь на классификацию А. Рыбникова по фактуре Д. Левицкого, портрет Саблиной (?) попадает в период с трудным, сухим мазком 1778-1779 годов. В целом, при соответствии этой периодизации, можно отметить некоторые отклонения от нее. На участке волос имеется небольшое сседание, что является показателем избытка связующего, то есть волосы написаны более жидко, чем другие участки. Выпадение из схемы А. Рыбникова расширяет наши представления о технологии Д. Левицкого указанного периода. Учитывая результаты проведенных технологических исследований, а также особенности костюма модели, картина была датирована 1776-1780 годами.

Таким образом, на основании стилистического сходства было выдвинуто предположение, а на основании технологического исследования доказано несомненное авторство Дмитрия Левицкого.

Достаточно интересной задачей экспертизы является выявление авторских повторений. Например, портрет великой княгини Натальи Алексеевны, не имеющий подписи, поступил в отдел исследований из музея-усадьбы Кусково как работа И.П.Аргунова (х.,м. 87 х 70). На обороте холста имелась надпись: "Портрет Ея Высочества великой княгини Натальи Алексеевны. Писан 1778 года".

А.Рослин, Портрет Великой княгини Натальи Алексеевны (Кусково)Портрет представляет собой иконографический тип А.Рослена 1776 года (оригинал в ГЭ). Подробный сравнительный анализ грунта, красочного слоя, рентгенограмм и фактуры экспертируемого произведения с эталонными данными позволил выдвинуть предположение и доказать авторство самого Александра Рослена. Известно, что в сентябре 1777 года он уезжает из России, поэтому картина могла быть написана в период с 1776 по 1777 год, так что дата на обороте холста (1778 год) скорее всего ошибочна.

В данном случае подтверждение авторства и наличие оригинала в Эрмитаже достаточны для обоснованного вывода об авторском повторении. Однако заметим, что при сходстве нанесения грунта, моделировки лиц и фигур, характера мазка, на рентгенограммах эрмитажного портрета видна более сложная и тщательная моделировка форм, отличающаяся некоторой скульптурностью, а также динамичностью и сочностью мазка. Портрет из Кусково выглядит на рентгенограммах менее конструктивным, аморфнее, мазок выражен слабее. Следовательно, анализ рентгенограмм, даже при отсутствии другого сравнительного материала, позволяет увидеть отличия авторского повторения от оригинала.

Одной из самых сложных задач практической экспертизы является установление авторства неподписных копийных работ. Трудность заключается в том, что копиист, как правило, скрывает свою индивидуальность, часто стремясь максимально приблизиться к оригиналу. Обосновать авторство в данном случае возможно исключительно методами технико-технологического исследования.

И.П.Аргунов, Портрет Императрицы Елизаветы ПетровныТак, портрет императрицы Елизаветы Петровны, не имеющий подписи, поступил на экспертизу из музея-усадьбы Кусково и претендовал на авторство И.П. Аргунова (х.,м. 83.5 х 69). Из музея-усадьбы Останкино нами был вызван на исследование аналогичный портрет императрицы неизвестного художника (х.,м. 80 х 64). Оба портрета являются копиями с оригинала Луи Токке и имеют технологические признаки копийности - отсутствие подмалевка и жесткий рисунок по контурам изобразительных деталей.

Сравнительный анализ холстов, грунта, замесов красочных паст, а также сопоставление рентгенограмм и фактуры портретов с технологическими данными по творчеству И. Аргунова, показал принадлежность обеих картин кисти Ивана Аргунова и позволил датировать их концом 1750х - 1760ми годами.

При внешнем сходстве картин между собой, портрет из Кусково кажется выразительнее портрета из Останкино. Это еще заметнее при сравнении рентгенограмм и фактуры. На фотоснимках фактуры и рентгенограммах портрета из Кусково видна более сложная трактовка форм, выполненных более открытым и темпераментным мазком.

И.П.Аргунов, Портрет Императрицы Елизаветы ПетровныТаким образом, кроме того, что оба портрета копийны, портрет из Останкино имеет признаки авторского повторения по отношению к портрету из Кусково и предположительно является копией с копии.

Обобщая сказанное, отметим, что для установления вторичности произведения, наряду с выявлением технологических и стилистических признаков вторичности, необходимо тщательное исследование фактуры и рентгенограмм, на которых особенности почерка художника имеют видимые отличия от аналогов его оригинальных или первичных работ.

Часто эксперту приходится решать задачи, связанные с определением и датировкой безымянных копий, авторство которых установить не представляется возможным. Такая задача включает в себя: выявление признаков копийности, поиск оригинала для копирования, датировку произведения по живописным материалам.

Наряду с прямыми копиями, в экспертной практике встречаются свободные копии и произведения имитационного или подражательного плана. Для экспертизы очень важно разграничить эти понятия. На наш взгляд, свободной копией можно считать либо повторение оригинала с незначительными изменениями, касающимися, как правило, второстепенных деталей, либо произведение смешанного иконографического типа.

Под имитационным произведением понимается картина, написанная в подражание какому-либо образцу, возможно, включающая элементы копирования и компиляции и интерпретированная в соответствии с эстетикой своего времени. В XVIII веке подражание было эстетической нормой, поэтому к картинам имитационного характера можно относиться, как к оригинальным произведениям. Кроме того, имитационно-компилятивный подход, наряду с прямым копированием, является одним из методов обучения в русской Академии художеств.

Так, в 1995 году в отдел исследования художественных произведений поступила картина "Пейзаж с пастухами, пасущими стадо", претендующая на авторство Федора Матвеева (х.,м. 87,5 х 107,5. Частное собрание). По сюжету и композиции работа ориентирована на произведения итальянизирующих голландцев.

На картине имелись подпись и дата "Матвеев 1778 году", современные живописи по способу нанесения. Технологические признаки произведения не противоречили указанной дате. В то же время, пропуск инициала в подписи, отсутствие в ВХНРЦ сравнительных данных по русским автографам Ф. Матвеева, явная подражательность стиля, некоторая скованность в исполнении картины вызывали сомнения в авторстве именно Федора Матвеева.

Сравнительный анализ рентгенограмм и фактуры экспертируемого произведения с эталонным материалом по творчеству Федора Матвеева позволил подтвердить авторство художника. К тому же, в опубликованных документах по истории Академии художеств указано, что в 1778 году перед Ф. Матвеевым (возможно, перед всеми учениками 5го возраста) была поставлена задача "представить под горою близ реки пастухов, пасущих скот", что по сюжету соответствует экспертируемой картине. Вне сомнений, что датированный 1778 годом пейзаж Ф. Матвеева является той самой выпускной работой художника, за которую он получил Первую золотую медаль и которая до настоящего времени считалась утраченной.

Задача, поставленная перед Матвеевым, в условиях обучения решена путем подражания и очевидного копирования произведений известных художников XVII - XVIII веков по картинам и гравюрам. Несмотря на имитационно-компилятивный характер, картину можно считать оригинальным, законченным произведением.

В практике экспертизы приходится также решать задачу разграничения имитации и подделки, поскольку подделка, как и имитация, включает в себя возможность компиляции (прямые копии выдавать за подлинники довольно рискованно). Технологическими признаками подделки можно считать:

  1. 1. наличие фальшивой подписи, современной живописи, претендующей, как правило, на известное имя;
  2. 2. стремление передачи фальсификатором наиболее характерных, броских индивидуальных особенностей почерка подделываемого художника;
  3. 3. попытки воспроизводства технологических особенностей подделываемых картин;
  4. 4. имитацию признаков старения живописных материалов.

В отличие от подделки, произведения имитационного характера лишь по стилю ориентированы на известные образцы и, несмотря на вероятные элементы компиляции, написаны в индивидуальной живописной манере, по технологии своего времени и, как правило, имеют авторскую подпись.

Практика экспертизы не ограничивается очерченным кругом задач, который значительно шире и связан с индивидуальными особенностями каждой исследуемой картины.

Подводя итог, отметим, что работы, прошедшие экспертизу в ВХНРЦ и получившие заключения, тем самым обретают документ, в котором указываются все проведенные виды исследований и выводы из них, на основании которых определяется художественная ценность произведения как окончательный результат научно-практической экспертизы.

Автор выражает благодарность коллегам, выполнившим различные виды исследований: химический анализ проведен Г.Н. Гороховой, М.Г. Кононович; рентгенограммы выполнены И.Ю. Беляевой, а также Т.А. Дьяковой, А.А. Смирновым, В.А. Вороновым, которые провели фотоработы.

А.Р. Киселева, ВХНРЦ им. И.Э. Грабаря