Проблемы экспертизы произведений графики

Проблемы экспертизы произведений графики

Брюллов Карл Павлович: Семья итальянцаЦель экспертизы художественных произведений - определение их художественной ценности.

Основными критериями при этом являются: художественное качество, редкость, дата, имя художника.

Если для определения редкости и художественного качества достаточно теоретических искусствоведческих знаний и визуальной экспертизы, то для определения даты и имени художника этого чаще всего мало.

При этом возникают следующие проблемы:

  1. 1. Во-первых, прочтение авторского почерка часто затрудняют поздние реставрационные наслоения;
  2. 2. Во-вторых, подтверждение принадлежности творчеству крупнейших художников связано с существованием авторских и копийных повторений, а также фальсификаций известных или утраченных оригиналов;
  3. 3. В-третьих, нахождение имени малоизвестных художников затруднено из-за плохой сохранности или рассеянности их наследия, отсутствия их в музейных собраниях и, следовательно, не изученности их творчества. Сведений в литературных и архивных источниках о них также нет.

Вторая из вышеперечисленных проблем может быть пояснена следующим примером. За все время работы отдела на экспертизу не пришло ни одного подлинного произведения К.П. Брюллова. Все подписанные его именем работы оказались либо фальсификациями, либо копиями с известных или утраченных оригиналов, либо работами других, менее известных художников, сознательно или ошибочно приписанных Брюллову.

Так, в 1981 году экспертировалась копия с известной акварели К.П. Брюллова "Семья итальянца". Из литературных источников известно о существовании двух авторских вариантов, первый из которых находится в ГТГ и датируется 1830 годом, второй - в ГРМ, датируется 1831 годом. Кроме того, в монографии Э. Ацаркиной упоминается о существовании двух копий с первого варианта и указание Сомова на имеющуюся в собрании князя Голицина акварель того же содержания.

Исследованная нами копия происходила из коллекции А.К. Пожарского, о чем свидетельствовал экслибрис на обороте. От оригиналов Брюллова (из ГТГ и ГРМ) она отличалась худшим качеством - неточностями рисунка и искажениями в изображении некоторых предметов из-за незнакомства автора с натурой, с которой писались оригиналы; иным характером почерка - менее тщательной прорисовкой дальнего плана, отдельных деталей; нечеткостью рисунка и контуров, отсутствием характерной для К. Брюллова прописи контуров коричневым тоном; противоположным порядком нанесения красочных слоев - от холодных к теплым, от темных к светлым; отсутствием четкости и определенности границ красочных мазков и разнообразия приемов в разработке светотеневых участков изображения; разбеленностью, блеклостью, размытостью красочного пятна, неопределенностью светотеневых границ; теплым колоритом за счет преобладания теней коричневого тона; использованием белил там, где у Брюллова обыгрывалось свечение бумаги; отсутствием контрастов, придававшим брюлловской работе драматизм, замененный здесь созерцательностью.

Так как по размерам исследованная копия в точности повторяет вариант из ГРМ и в нанесенной на ней дате также значится 1831 год, можно было предположить исполнение копии с этого, более позднего варианта.

Ф.Шаврин - Барышня в тереме. 1901, бумага на картоне акварель темпера бронза серебро лак синие чернилаТретью проблему определения имени малоизвестного художника можно раскрыть на примере работ Федора Шаврина, проходивших экспертизу в ВХНРЦ через большие промежутки времени: "Принятие христианства на Руси" - в 1981 году; "Барышня в тереме" - в 1983 году; "Хоровод" - в 1989 году. Первая и последняя из них не имели подписей. "Хоровод" - по устному преданию приписывался творчеству Горюшкина-Сорокопудова. (Наличие подобных преданий, а также поздних надписей и подписей, часто ошибочных, сопровождающих произведения, лишь запутывают исследователей). В работе "Барышня в тереме" подлинная подпись встретилась впервые, ее не с чем было сравнить. В этом случае для подтверждения подлинности подписи потребовался технологический анализ, выявивший ее одновременность с красочным слоем изображения. В правом нижнем углу произведения, в плоскость изображенной архитектурной детали автором была вписана пером, орешковыми чернилами подпись: "Ф. Шавринъ 1901", по способу нанесения и характеру начертания не вызывавшая сомнения в подлинности.

Происхождение работы из коллекции Праховых, а также документальное подтверждение личного знакомства Прахова с Ф. Шавриным, подарившим ему этот рисунок, о чем свидетельствовала надпись на обороте, - также не позволяли сомневаться в подлинности произведения (надпись на обороте графитным карандашом: "Подарил мне Федор Шаврин 1902 год Киев Н.П. А я подарил сыну Владимиру 27.IV.49 Н.П.").

Ф.Шаврин - Хоровод. Бумага на картоне, гр_кар, акварельСравнительный анализ всех трех произведений стал возможен лишь после поступления к нам последнего из них, то есть через девять лет со времени поступления первого.

Характерные черты почерка наблюдались во всех трех работах: 1) свободный живописный рисунок мягкой, жирной линией с повторениями и исправлениями; 2) обобщение и приблизительность форм; 3) упрощение основных черт лица до прямых линий; 4) открытое яркое звучание цвета в орнаментах при достаточно темном приглушенном общем колорите; 5) пальцеобразная, заостряющаяся кверху форма красочных мазков.

Только благодаря подробным описаниям всех видов технологического и стилистического исследования, остававшихся в наших архивах, и обнаружению во всех трех работах особенностей индивидуального почерка Ф. Шаврина, неподписанные работы были отнесены также к его творчеству. Впоследствии была обнаружена публикация "Хоровода" в "Журнале для немногих" А.Е. Бурцева за 1914 год, в номере посвященном творчеству Шаврина. Это соответствовало нашим выводам.

Ф.Шаврин - История принятия христианства на Руси. Бум на картоне, гуашь - 15 акварельных композицийТаким образом, для подтверждения принадлежности исследуемого произведения творчеству конкретного художника желательно создание подробного свода характеристик почерка каждого художника, включающего в себя ряд как технологических, так и стилистических характерных приемов. Степень надежности результатов научной экспертизы зависит от полноты этого свода и полноты его использования. Недостаток информации, а также отсутствие ее систематизации часто приводят к невозможности определить имя художника (из-за его неизвестности), а также к ошибочным атрибуциям (из желания приписать произведение более известному имени благодаря кажущемуся сходству, основанному не на комплексе данных о почерке, а на отдельных моментах сходства).

Комплексный метод исследования, сочетающий результаты технологического, стилистического анализа с изучением литературных и архивных источников, как правило, дает наиболее полноценное решение проблем экспертизы.

В основе любой экспертизы - сравнительный анализ с эталонным материалом. Собирание и систематизация его - основная задача для решения всех вышеперечисленных проблем, общая для всех видов искусства. Своеобразие сравнительного эталонного материала для исследования графических произведений состоит лишь в специфике самих графических материалов.

В начале любой экспертизы исследователь сталкивается с проблемой установления подлинности подписи, как и подлинности сопровождающих произведение надписей, печатей, штампов и других удостоверяющих атрибутов. Само по себе наличие подписи часто не является подтверждением авторства - подпись иногда бывает поздней, или фальшивой. Для подтверждения подлинности подписей, надписей, печатей, штампов и других удостоверяющих атрибутов необходимо сравнение их с данными соответствующих картотек. Для этого желательно создать такие картотеки. При этом, например, фото подписи должно сопровождаться подробным описанием-анализом, учитывающим технику подписи, характер ее нанесения: ее согласованность с техникой произведения (например, тот же карандаш, та же краска); расположение по отношению к красочному слою (под/над ним, под лаком и т.д.); композицию подписи на листе5; характер начертания букв: порядок ведения линий, связность, наклон, акценты, одновременность старения с произведением; размер подписи; указание на эталонный аналог. Технику и место ее в красочном слое невозможно точно описать без микроскопа, являющегося основным инструментом эксперта. Подписи и надписи, ставшие со временем невидимыми невооруженным глазом, могут быть выявлены в УФ и ИК-излучениях.

Приведем примеры отклоненных нами подписей.

1. На вышеупомянутой копии с Брюллова подпись: "СВ Roma MDCCCXXXI" нанесена тонкой кистью, черной акварелью в отличие от оригинальной подписи, выполненной орешковыми чернилами. Расположение (в левом нижнем углу произведения) и характер начертания - не соответствует ни одной из подписей на односюжетных оригиналах и на других подлинных работах Брюллова.

2. На копии с утраченного оригинала К.П. Брюллова "Съезд на бал к австрийскому посланнику в Смирне", ошибочно опубликованной в качестве подлинника в ряде изданий о Брюллове, подпись: "С Brulloff" - вдоль нижнего края лицевой стороны листа вызывает сомнения в подлинности по способу и характеру начертания. Буквы подписи не нанесены сверху, а представляют собой просветы основы, обведенные краской фона. Буква "С" разрывается на две части краской фона и отстоит слишком далеко от "В". Конец подписи едва различим, а характер изображения букв отличается от подлинных автографов К.П. Брюллова. Прием окружения просветов основы темными контурами и пятнами встречается и в самом изображении. Идентичность приема свидетельствует о выполнении рисунка и подписи одной рукой.

Для датирования основы графического произведения необходимо сравнение с созданными картотеками датированных основ, марок бумаги (филиграней, штемпелей). Коллекция образцов бумаги может быть собрана в виде шкал образцов для разных периодов их изготовления с указанием дат. Коллекция филиграней может быть представлена в виде альбома фотографий, отснятых контактным способом на просвет бумаги и снабженных сведениями об использовании этой бумаги в конкретное время определенным художником. Аналогично может быть создан альбом фотографий штемпелей су указаниями их употребления для создания датированного произведения. Создание таких коллекций в ВХНРЦ им. И.Э. Грабаря на протяжении многих лет помогает осознать, на каких бумагах чаще всего работали те или иные художники и в какое время; выяснить, в какое время те или иные бумаги производились и употреблялись, а также, чем отличались знаки одной и той же бумажной фирмы в разное время.

При этом сравнение структуры бумажных основ должно проводиться с помощью микроскопа, так как только в него можно наблюдать характер тряпичных и древесных включений. Дополнительной контрольной проверкой может быть видимая люминесценция бумажных образцов под воздействием УФ-излучения. При этом также сравниваются свечения датированных образцов со свечением исследуемого листа.

Например, на одной из работ, приписанных К. Брюллову с фальшивой подписью: "С. Brullo Roma 1824" была обнаружена филигрань: "J.W. hatm...l851", свидетельствующая о том, что произведение не могло быть выполнено ранее 1851 года, что подтверждает намеренную подделку подписи.

Важнейшим для графики является определение техники исполнения, так как в подделках и копиях техника часто подменяется: используется смешанная техника или техника, не присущая творчеству художника. Так, в копии с утраченного оригинала Брюллова "Съезд на бал к австрийскому посланнику в Смирне" в красочном слое преобладает гуашь, что делает поверхность густой и матовой в отличие от характерной прозрачности брюлловских акварелей этого времени. В литературе оригинал также значился акварелью.

Техника определяется с помощью микроскопа путем сравнения с образцами различных известных техник (накрасок или отпечатков гравюр). Характер свечения под воздействием УФ-излучения используемой в произведении техники может обнаружить наличие поздних инородных вмешательств в красочный слой, указать на тип белил, применявшихся в определенное время. По идентичному характеру свечения отдельных красок сравниваемых произведений можно говорить о сходстве в их использовании, иногда - датировать, в случае известности временных границ их применения. Например, в вышеприведенной "Барышне в тереме" Ф. Шаврина люминесценция под воздействием УФ-излучения выявила наличие двух типов белил: свинцовых и цинковых. Нахождение их в других работах этого художника лишь подтвердит привязанность художника к определенным технологическим приемам.

А.П.Нестеров - Итальянская сиеста или Послеобеденный отдых неаполитанцевДля подтверждения подлинности рисунка необходимо сравнение его с коллекцией авторских рисунков или фотографий с них с подробными описаниями их характеристик. Если рисунок недостаточно ясно виден под красочным слоем, необходимо сделать его фотографию в отраженных ИК-лучах. По характеру рисунок может быть: подготовительный вспомогательный; с авторскими изменениями; скованный, копийный, с переводной сеткой (сетка может лежать под рисунком - копийный, над рисунком - авторский, для будущего перевода). Рисунок может быть свободным конструктивным (авторским) или хаотичным (фальшивым); линейным (плавным или угловатым, с замкнутыми или разомкнутыми линиями); штриховым, с растушкой, с процарапыванием и т.д. Например,' в копии с утраченного оригинала "Съезд на бал..." два типа рисунка: подготовительный - под красочным слоем - выполнен широкими линиями мягкого графитного карандаша в отличие от тонких линий Брюллова; и завершающий - над красочным слоем, уточняющий, подчеркивающий форму итальянским карандашом. Подобное использование двух карандашей не встречается у Брюллова. В целом, рисунок сбивчивый, содержит в себе много подтертостей даже в изображении основных деталей, много искажений, имеются продавленные линии, обводящие фигуры первого плана. Рисунок жестче и статичнее, чем у Брюллова, благодаря изолированности замкнутыми контурами отдельных плоских силуэтов и грубым светотеневым штриховкам. "Итальянская сиеста, или Послеобеденный отдых неаполитанцев", ошибочно подписанная и приписанная К. Брюллову, имеет очень приблизительный рисунок, искаженные пропорции и перспективные сокращения, уплощенность изображений. Все это позволило сделать предположение о вспомогательном назначении композиции для живописи на фарфоре, а также считать ее возможным автором Александра Петровича Нестерова, в 1850-е годы лучшего живописца, мастера копийной росписи фарфора. В 1983 году вышел Каталог В. Березиной, где был изображен живописный оригинал Ф. Винтерхальтера, с которого выполнена эта акварельная копия. В Каталоге указывалось также, что А. Нестеров исполнил копию этой картины на большой эрмитажной вазе. Таким образом, подтвердилось наше предположение о вспомогательном рисунке для росписи фарфора, выполненном А. Нестеровым.

 Для таких техник, как пастель, гуашь, темпера, возможно сравнение плотностей красочного слоя с помощью рентгенограмм. Совпадение с авторскими таких характеристик, как толщина красочного слоя, композиция, колорит, чередования и сочетания красочных пятен, их наслоений, фактуры поверхности красочного слоя, светотени - также служит для доказательства аналогии исследуемого произведения с творчеством конкретного художника.

Можно сказать, что первоначальная интуиция, особенно для опытного глаза, также не случайна, а основана на видении наиболее характерной особенности почерка художника.

Однако, только совпадение всех вышеперечисленных компонентов комплексного исследования или наибольшего их числа может служить гарантией достоверности экспертизы. К сожалению, процесс накопления сравнительного материала иногда растягивается на годы. За это время произведение исчезает из поля зрения, отвергнутое владельцем как неизвестное, тогда как со временем могло бы обрести имя и, тем самым, другую, более высокую ценность.