Россия наводнена поддельными ценностями и охотно делится ими с миром

Россия наводнена поддельными ценностями и охотно делится ими с миром

Объём антикварного рынка в России оценивается в $200 млн. в год. Половина из них приходится на подделкиИнтерес к российскому антиквариату растёт как на дрожжах. Большинство ведущих аукционных домов мира уже стали проводить специальные «русские торги», на которых регулярно устанавливаются всё новые и новые рекорды. Так, обороты русского искусства на аукционе «Кристи» в 2005 году увеличились на 77% по сравнению с предыдущим годом и составили свыше $40 миллионов.

По отчётам финансовых аналитиков «Кристи», русское направление сегодня одно из самых прибыльных, тенденция стремительного роста цен началась здесь в 2003 году и продолжится в дальнейшем. Проблема у обеспеченных поклонников отечественного искусства только одна: в этой области особенно велик процент контрафактной продукции, или, проще говоря, подделок. Причём не банальной мазни «под Репина или Перова», а таких шедевров новодела, в подлинности которых не сомневаются даже видавшие виды эксперты знаменитых аукционных домов. Мы постарались разобраться, кто и каким образом подделывает русский антиквариат, а также имеются ли способы сдержать волну фальшивок, захлестнувшую в последнее время мировые рынки.

 

По оценкам экспертов, в среднем на подделки в нашей стране приходится от 20 до 40% годового оборота антиквариата, что в несколько раз меньше, чем в экономически развитых странах. Впрочем, мнения разнятся, и на это тоже есть свои причины. Русские фальсификаторы — профессионалы высокого полёта, и качество исполнения подделок зачастую превосходит уровень экспертизы. Уберечься коллекционерам практически невозможно. В этих условиях торговцы антиквариатом заинтересованы в занижении оценки объёма сделок с подделками, чтобы не «уронить» рынок. Потенциальные покупатели, напротив, склонны завышать количество подделок, чтобы сбить спрос и снизить цены.

Сейчас в России большую часть продаваемого антиквариата составляют дореволюционные вещи, картины, посуда и мебель, как правило, отечественного происхождения. 100—200-летних товаров родом из Западной Европы мало. Уникальными являются подлинники древности из стран Азии или того же Китая. Затем идёт антиквариат советского периода, разнообразный по качеству и ценности. Недавно резко подскочили в цене картины и статуи эпохи соцреализма, которыми раньше украшали районные клубы, а во времена распада СССР выбрасывали на свалки. Их стоимость растёт из месяца в месяц, и даже появились подделки под соцреализм. Отдельный пласт антиквариата связан со Второй мировой войной. Определённую долю здесь занимают изделия происхождением из Европы, которые были вывезены в качестве трофеев. В общем, большинство предметов относятся к ХIX—XX векам, вещи XVIII столетия появляются на российском рынке очень редко, ибо, как говаривал Вицин в незабываемой «Операции «Ы»: «Всё уже украдено до нас». Что характерно, большинство россиян, особенно пенсионного возраста, и не подозревают о реальной стоимости того, что хранится у них на чердаках. Многие бабушки и дедушки понятия не имеют, что их старый надоевший комод не что иное, как антиквариат. А в результате многие ценные вещи коллекционеры скупают за гроши или вообще находят на свалках.

Монеты и кресты штамповали в Киево-Печерской лавреВ лаборатории находились плавильная печь, десятки форм и матриц для изготовления древних монет — золотых червонцев, ювелирных украшений, крестов и орденов, включая ордена Ленина и Красной ЗвездыКак и в любом бизнесе, цена на антиквариат определяется спросом и предложением. Наиболее востребованными, а значит, и уязвимыми в плане подделок оказались монеты и изделия глухой княжеской старины, русские художники XIX века, русский авангард, раритеты Второй мировой войны.

 

 

Западные интернет-форумы полны недоумённых вопросов: откуда на рынке появилось такое количество редких монет в идеальном состоянии и недорого? Западные торговцы поясняют покупателям: «Это из России, из незаконных раскопок». Подлинную ценность подобных «находок» можно проиллюстрировать: один французский собиратель недавно купил огромную коллекцию старорусских княжеских монет. Потом для подстраховки прислал по Интернету отсканированные изображения российским специалистам на атрибуцию. Все до единой монеты оказались подделками, изготовленными в наше время где-то на просторах СНГ на подпольном заводике. О чём говорить, если в самой Киево-Печерской лавре три года назад была обнаружена подпольная лаборатория по изготовлению фальшивых предметов древности! В лаборатории находились плавильная печь, десятки форм и матриц для изготовления древних монет — золотых червонцев, ювелирных украшений, крестов и орденов, включая ордена Ленина и Красной Звезды. Среди заготовок были обнаружены подделки под знаменитые скифские находки. (Подробнее см. здесь в новом окне).

Крупные аукционы боятся русского авангарда

С русской живописью ситуация ещё более сложная. Спрос на произведения известных мастеров постоянно растёт, шедевров на всех не хватает. Появление целой армии новорусских собирателей, плохо разбирающихся в искусстве и старине, но стремящихся получить что-нибудь непреходящее, спровоцировало массовое производство криминальных копий. Из коллекций отечественных богатеев картины попадают на международный рынок. Русский авангард, так ценимый ныне на арт-рынке, пострадал от фальсификаций больше всего.

Статистика снятия русских лотов с аукционов «Сотбис», «Кристи», «Филлипс» драматична.

В 1988 году в Швейцарии судебному преследованию подвергся организатор выставки работ Михаила Ларионова: все 197 работ были признаны подделками. В 1990-м похожая история случилась с коллекцией Корецких, выставленной на аукционе «Кристи». В 1989 году с аукциона «Кристи» из 32 образцов русского авангарда 5 были сняты по причине серьёзных сомнений в их подлинности. С 1992 года аукционный дом «Филлипс» вообще отказался от проведения специализированных аукционов по русскому искусству, спрос на которое после череды скандалов резко упал. В декабре 1995 года с аукциона «Сотбис» в последнюю минуту в связи с сомнениями в подлинности были сняты две картины Любови Пановой, в том числе самый дорогой лот аукциона «Супрематическая композиция», три картины Эля Лисицкого и одна акварель Густава Клуциса. На аукционе «Сотбис» в 2000 году «блокировка» русских лотов достигла невиданных масштабов. Сняли даже те картины, что были помещены в каталог: полотно Айвазовского, театральный блок Головина, работы из мастерской Куинджи, произведения Лебедева, Петрова-Водкина.

Эксперты дают разные заключения на одну и ту же картину

В вышеназванных провалах, кстати, виноваты не только нечистоплотные дельцы от искусства, но и российские эксперты, которые так или иначе атрибутировали подделку, прежде чем она появилась на мировом рынке. Российскую школу экспертизы традиционно считают одной из самых сильных в мире, однако именно в России экспертов часто упрекают в ангажированности. И основная причина в том, что нередко разные эксперты дают на одну и ту же картину и положительные и отрицательные заключения. Никто из участников рынка сейчас не скрывает, что проблема с выдачей положительных заключений на картины, подлинность которых вызывает сомнения, существует и ангажированность экспертов не вызывает сомнения. Даже приводятся конкретные расценки на услуги — от 1 до 10% цены, за которую картина может быть продана. Причём если изготовитель-фальсификатор теоретически может понести уголовную ответственность, то продажный эксперт для закона недосягаем.

Как объяснил «Версии» Андрей Князев, председатель Московской коллегии адвокатов «Князев и партнёры»: «Подделка изделий искусства наказуема по 159-й статье Уголовного кодекса РФ (мошенничество). Это же фактически обман с корыстной целью, и нет разницы, подделана картина или накладная на товар. Конечно, есть особенности: этот вид мошенничества — подделка антиквариата — требует большой изощрённости от преступников и соответственно встречной квалификации следователей при раскрытии преступления. Потому-то подделок много ходит, но мало всплывает. Ситуация такая же, как с карманными кражами: воруют часто, раскрывают редко. В случае раскрытия преступления ответственность для фальсификатора наступает в зависимости от причинённого ущерба. Обычно это «особо крупный размер», так как подделывать дешёвые антикварные вещи нет смысла.

Теперь об экспертах-искусствоведах. Есть поддельные заключения экспертов относительно предметов старины, но они не являются государственным документом, поэтому ненаказуемы. Более того, практически недоказуем преступный умысел, ведь суждения экспертов могут быть спорными, могут быть непреднамеренные ошибки. Доказать, что эксперт дал заведомо ложное заключение, практически невозможно. За что, получается, привлекать? За халатность, плохое исполнение обязанностей, за собственное мнение об искусстве? Потребуется либо чистосердечное признание, либо запись телефонных переговоров, либо съёмка скрытой камерой. Попасться эксперт может только на явном абсурде: например, голландского художника признать китайским».

СПРАВКА

Под предметами антиквариата понимаются культурные ценности, созданные более 50 лет назад, включающие следующие категории предметов:

  1. 1) исторические ценности, связанные с историческими событиями в жизни народов, развитием общества и государства, историей науки, искусства и техники, а также относящиеся к жизни и деятельности выдающихся личностей, государственных, политических и общественных деятелей;
  2. 2) предметы и их фрагменты, полученные в результате археологических раскопок;
  3. 3) художественные ценности, в том числе:
    • а) картины и рисунки ручной работы на любой основе и из любых материалов,
    • б) оригинальные художественные композиции и монтажи из особых материалов,
    • в) художественно оформленные предметы культового назначения, в том числе иконы и церковная утварь,
    • г) гравюры, эстампы, литографии и их оригинальные печатные формы,
    • д) произведения декоративно-прикладного искусства, в том числе изделия традиционных народных промыслов, и другие художественные изделия из стекла, керамики, дерева, металла, кости, ткани и прочих материалов;
  4. 4) составные части и фрагменты архитектурных, исторических, художественных памятников и памятников монументального искусства;
  5. 5) редкие рукописи и документальные памятники, в том числе инкунабулы, и другие издания, представляющие особый исторический, художественный, научный и культурный интерес;
  6. 6) архивы, включая фоно- и фотоархивы и другие архивные материалы;
  7. 7) уникальные и редкие музыкальные инструменты;
  8. 8) старинные монеты, ордена, медали, печати и другие предметы коллекционирования, отнесённые к культурным ценностям и предметам антиквариата.

Сергей Плотников  Главная версия газеты "Версия" № 20 (393)-2006