О роли ювелирно-минералогической экспертизы в атрибуции знаков инвеституры Гиоргия XII, последнего царя восточной Грузии
О роли ювелирно-минералогической экспертизы в атрибуции знаков инвеституры Гиоргия XII, последнего царя восточной Грузии

О роли ювелирно-минералогической экспертизы в атрибуции знаков инвеституры Гиоргия XII, последнего царя восточной Грузии

There are no translations available.

Скиптр Гиоргия XII (Грузинский скипетр). Золото, серебро, бриллианты, рубины, эмаль, литье, чеканка, гравировка. Длина - 64,7 смИсследователи предметов ювелирного искусства зачастую рассматривают ювелирно-минералогическую экспертизу только как обязательную часть учетнохранительской работы, недооценивая ее роль в атрибуции. Но каждый из ее разделов: общий вес экспонатов, определение драгоценного металла и его пробы, определение ассортимента, количества и каратности драгоценных и прочих камней - может дать ученому нить для дальнейших поисков. Даже несовершенная и неполная ювелирно-минералогическая экспертиза ассортимента и количества самоцветов помогла распутать историю так называемого "скипетра Павла I", хранящегося в Оружейной палате.

Все началось с иллюстрации в альбоме: золотой ствол жезла власти как будто вырастает из розетки листьев, чью резную поверхность покрывает прозрачная изумрудно-зеленая эмаль, контрастируя с поясками рубинов и бриллиантов. Качество работы выдавало руку крупного мастера. Однако какие-либо клейма отсутствовали, свидетельствуя о том, что вещь была явно заказной, и заказ этот мог исходить непосредственно от Павла I, чей вензель почему-то украшал щиток на груди двуглавого российского орла-навершия. В аннотации было указано, что скипетр принадлежал этому императору.

Естественно, меня эта неординарная вещь была очень интересна. Но документы об этом скипетре молчали. Странным было и то, что, будучи великим князем, Павел Петрович еще не имел права на подобный монарший атрибут, а став самодержцем, он в торжественных церемониях использовал переведенный им в разряд государственных регалий скипетр Екатерины II с алмазом "Орлов".

В главе о русских коронных драгоценностях книги барона Твайнинга, под воспроизведением "скипетра Павла I" оказалась подпись, гласящая, что сей знак власти назывался "грузинским". И более никаких комментариев. На другой странице, после перечисления, начиная с Шапки Мономаха, хранящихся и ныне в Оружейной палате и Алмазном фонде великокняжеских, царских и императорских венцов, которые вначале непосредственно применялись при венчании на престол, а затем некоторые из них стали употребляться лишь при торжественных погребениях монархов, символизируя подвластные почившим властелинам земли, вошедшие в официальный титул и изображавшиеся в государственном Большом гербе, Твайнинг писал: "В 1798 году Георг XIII, последний грузинский царь, обратился к русским с просьбой помощи от персов и отрекся от своей короны в пользу царя. В Сокровищнице хранится Грузинская корона, исполненная в общепринятом стиле и представляющая собой диадему с четырьмя арками, увенчанную крестом на сфере. Она называется Грузинской короной, но неизвестно, привезена ли была она из Грузии или сделана специально, когда та стала в 1801 году русской провинцией". К сожалению, воспроизведение этой короны, в отличие от других, упоминавшихся в тексте венцов, отсутствовало.

В Российском Государственном Историческом архиве удалось обнаружить документы о выдаче, согласно приказу Кабинета N 585 от 7 мая 1799 года, из различных групп, хранящихся в казне самоцветов драгоценных камней, с указанием их количества, каратности и стоимости, употребленных "на Зделание для Грузинскаго и Карталинскаго Царя Георгия Короны, Скипетра и Сабли".

Регалии из знаков инвеституры Гиоргия XIIВ изустных и именных указах оказался тот же слегка измененный перечень самоцветов, поскольку теперь камни одинаковых наименований не делились на подгруппы по своему качеству, а были сведены воедино, кроме того, было уточнено, что клинок на саблю был поставлен булатный, и на все вещи ушло почти 8 фунтов золота 84й золотниковой пробы (см. табл.). Но самое важное: архивный текст позволил узнать имена мастеров, ибо: "Вследствие высочайшаго повеления, объявленного в письме вице-канцлера Графа Кочубея от 29 декабря прошлаго 1798го года, за зделанныя для Царя Грузинскаго и Карталинскаго Георгия знаки инвеституры" было заплачено 2048 рублей "Золотых дел мастеру Лихту за перегранку Цветных каменьев, за собственныя розы и за осыпку каменьями короны, скипетра и сабли", а "Галантерейщику Теремену", коему 21 февраля 1799 года было отпущено от Кабинета "как на окончание" ранее заказанных "вещей так и на зделание для Царя Грузинскаго Короны и других к тому вещей девять фунтов" золота8, выплатили 2175 рублей "За работу короны, скипетра и сабли, также и за зделание футляров".

Но пожалование короны, скипетра и сабли грузинскому царю оказалось не единичным. Еще в 1783 году Луи-Давид Дюваль исполнил по повелению Екатерины II "знаки инвеституры" и корону для "царя Карталинского и Кахетинского Ираклия". Похоже, что в Оружейной палате оказались корона и скипетр грузинского царя, но кого именно - Ираклия или Георгия? Хотя в книге А. Вельтмана, нашлось совсем краткое описание называемого "грузинским" скипетра, но зато там было важное указание на украшающие его рубины и бриллианты. Благодаря же количественному перечню самоцветов на "Грузинской короне" выяснилось, что на ней оказались, помимо рубинов и бриллиантов, все остальные драгоценные камни, перечисленные в перечне тех, кои были выданы на дело знаков инвеституры царя Грузинского Георгия.

Итак, казалось бы, все ясно. Эти корона и скипетр некогда были сделаны для повелителя Грузии Георгия XIII. Но данные разных источников об этом царе расходились. В лучшем дореволюционном справочнике - словаре Брокгауза и Ефрона в статье А. Цагарели "Грузия" написано: "Ираклию II (1720/11/22 января 1798 года) наследовал старший сын его Георгий XIII, последний царь Грузии. После него Грузия в 1801 году была присоединена к Российской империи". Казалось бы, все сошлось. Там же в статье "Георгий" перечень целой вереницы русских князей завершала коротенькая фраза:

"Георгий - имя многих царей Грузии". Зато под словом "Карталиния", поскольку Георгий XIII считался царем Карталинским и Кахетинским, было черным по белому написано: "... 4). Георгий (XI) IV (1798-1800), сын и наследник Ираклия II, был последним царем Грузии; его короткое царствование было очень неспокойно, т.к. ему приходилось бороться с турками и персами, опираясь на русскую помощь". Итак, если бы не даты правления и не последующая аннотация, и в голову не пришло бы, что Георгий XIII и Георгий XI или IV - одно и то же историческое лицо. В "половцовском" Русском биографическом словаре ни об Ираклии II, ни тем паче о Георгии XIII (или XI) не было ни слова. В Большой Советской Энциклопедии интересующий нас "Георгий" оказался уже не XIII и не XI, а XII, а далее следовала весьма лаконичная справка: "Георгий XII Багратиони (1746 - 28.12.1800/09.01.1801) - последний царь (с 1798) царства Картли-Кахети, сын Ираклия II. Возобновил Георгиевский трактат 1783 года. Не имея сил для борьбы с агрессией Ирана и притязаниями братьев на престол, Георгий XII умышленно ограничил свой суверенитет и попросил Павла I о принятии Грузии в подданство России. Умер, не дождавшись возвращения послов. 22 декабря 1800 года Павел I подписал манифест о присоединении Грузии к России, обнародованный после смерти Георгия XII".

Как выяснилось из устного разговора с сотрудником отдела нумизматики Эрмитажа В.А. Калининым, на грузинских монетах того времени после царского титула было выбито "Гиоргий XII". Итак, имя последнего грузинского царя было окончательно установлено, но почему именно он передал Грузию в подданство России, что за нелады с братьями были у него в семье? Эти вопросы ждали ответа, потому что тогда бы стало понятным, почему же для него по приказу Павла I делались царские регалии и почему на скипетре - символе власти царя грузинского оказалось "вензелевое имя" русского императора?

Портрет Ираклия II, царя Кахети (1744 — 1762), Картли-Кахетинского царства (1762 — 1798)Для ответа пришлось обратиться к грузинской истории. После захвата Тбилиси в 1616 году полчищами шаха Аббаса Грузия попала в вассальную зависимость от Ирана. Отныне цари Кахетии, Картлии, Имеретии, Мегрелии маленьких государств, раздираемых феодальными распрями, осложняемыми различиями в вероисповедании и вмешательством могущественных соседей, - ставились на престол шахиншахами, либо турецкими султанами, и зачастую непременным условием занятия вакантного места был переход в веру Пророка. В 1744 году НадирШах назначил на кахетинский престол Ираклия (II) - сына царя Картли Теймураза, поскольку царевич прославился своей храбростью и отвагой при командовании грузинским корпусом в походе 1739 года на Дели. Ираклий II, объединивший в 1760 году под своим скипетром Картли с Кахети, мечтал стать самостоятельным государем, однако одному это невозможно было сделать. Екатерина II, начиная борьбу с Турцией за выход России к Черному морю, решила воспользоваться этим стремлением Грузии к независимости, как, впрочем, и других христианских народов, находившихся под властью мусульман. Во время первой русско-турецкой войны в Грузию был послан русский отряд, как сейчас бы выразились - "ограниченный контингент", под командованием генерала Тотлебена. Вначале Екатерина II, чьей мечтой было возникновение на южной границе Российской империи дружественного сильного христианского государства, делала ставку на царя Имеретии Соломона, который и привлек к своей борьбе за независимость Ираклия II. Однако союзники вскоре рассорились под влиянием интриг не только мусульманских правителей, но и боявшихся усиления позиций России на Востоке английских и французских дипломатов. Непрерывные, истощающие раздираемую внутренними междоусобицами Грузию набеги врагов заставили картилкахетинского царя Ираклия II заключить 24 июля 1783 года в северокавказской крепости Георгиевске договор о протекторате, согласно коему правитель Восточной Грузии становился вассалом российского монарха, сменив таким образом своего законного сюзерена - иранского шаха и претендующего на такое же положение турецкого султана на Екатерину II. Внутри государства сохранялась власть Ираклия II, а внешние границы защищал русский отряд с шестью пушками.

Согласно "Артикулу третьему" Георгиевского трактата, российские монархи, утверждая на картл-кахетском троне Ираклия II, а затем при последующих восшествиях на этот престол очередного законного его правителя, обязывались присылать инвеститурный набор, состоявший "в грамоте, знамени с гербом всероссийской империи, имеющим внутри себя герб помянутых царств, в сабле, в повелительном жезле и в мантии, или в епанче горностаевой", а сам торжественный обряд коронации был связан с принесением новым вассалом присяги на верность Российской империи и признанием верховной власти и покровительства ее государей. Поскольку в 1762 году Россия признала за христианским правителем Картл-Кахетского царства Ираклием II царский титул, то согласно Георгиевскому трактату отныне полагалось его именовать "его царское высочество" ("умаглесоба"). Из-за того, что Ираклий II никогда не был при восшествии на престол коронован, а Екатерина II согласилась на проведение обряда коронации "по древнему установлению" христианских государей, по его просьбе к этому предполагаемому торжеству в знаках инвеституры "повелительный жезл" был заменен скипетром и добавлена корона согласно специальному Дополнительному артикулу: "Как карталинские и кахетинские цари от давних времен венчаются царским венцом и помазуются на царство святым миром, то е.и.в. именем своим и преемников своего императорского престола не только всемилостивейше дозволяет помянутым царям употребление сего священного обряда, но еще в вящее доказательство своего благоволения жалует им сверх прочих знаков императорской на царствие инвеституры, в договоре положенных, обыкновенную царскую корону, которую как е. высво ныне владеющий царь Ираклий II употреблять, так и светлейшие его преемники той же венчаемы быть долженствуют".

Медаль на вхождение Грузии под протекторат России. 1783, бронзаК сожалению, исполненные Луи-Давидом Дювалем царские регалии были утрачены, когда родоначальник династии Каджаров АгаМохаммедХан 12 сентября 1795 года взял Тифлис, "ограбил его, сжег все, что только объять мог, из царского дворца сделал гору из глыб;... окружность Тифлиса устлал трупами мертвых мужчин, женщин и младенцев"19. К счастью, до нас дошли воспроизведения этих уничтоженных знаков инвеституры. На оборотной стороне медали работы Тимофея Иванова, выбитой на Санкт-Петербургском Монетном дворе в 1783 году на вхождение Грузии под протекторат России, находятся изображения короны и мечасабли. Но особенно любопытна фигурка Грузии, входящая в "филейное украшение" Арабескового сервиза 1784 года, "сочиненная по замыслу князя А.А. Вяземского модельером Ж.Д. Рашеттом": "На столбе находится равномерно крепостца, и повешанныя на башенках из цветов гирлянды, означающия приятность климата, и состоящий на крепостце флаг на одной стороне с вензелем царя Ираклия, а на другой - Екатерины И. Две фигуры: из коих первая Грузия, опершаяся на герб императорского оружия, привязывая себя к нему охотно составленными из цветов гирляндами и показывая попираемыя ногами своими, употребленные на тиранство орудия. Другая же фигура изображает, под видом иронии, Россию, прикрывающую щитом своим короны, крест и евангелие и готовящуюся пустить против гонителей христианских государей стрелы. Внизу на двух боках подножия находятся оружия царя Ираклия, коими Ея Величество почтила его, подаря ему скипетр и саблю. А что касаемо до щита, то ничто иное оной означает, как приемлемую художником вольность, дабы чрез то груп гораздо живее представить...". На медальоне же была написана дата заключения Георгиевского трактата.

Портреты царицы Дареджан, последней супруги Ираклия II и ее пасынка - последнего царя Восточной Грузии Гиоргия XIIВ январе 1798 года на 78м году жизни в телавском дворце скончался Ираклий II, который был "росту посредственного, характера пылкого, ... муж непосредственного ума, редко терпелив, удивительно деятельный, сведущ из опытов в азиятской политике, набожен", спал мало, бди л "во всю ночь, отправляя сам дела своего государства" и стремился "народ свой преобразовать поевропейски". В открытой галерее на столбах были разостланы персидские ковры, на коих, как полагалось по древнему обычаю, лежали все царские украшения, платье, воинские доспехи, на порфиру были положены сохранившиеся "знаки Андреевского ордена, от российской императрицы Екатерины Ираклию" пожалованные, но "как корону и скиптр увлек из Тифлиса Ага Мохаммед Хан, то сделанныя модели из дерева знаки те заменяли". На картлкахетском престоле оказался на 52м году жизни сын Ираклия II от второго брака с Анной Абашидзе - Гиоргий XII, которого часто из-за одного из его тезок-предшественников, царствовавшего с перерывом, называют тринадцатым.

Гиоргий XII, обремененный болезнями, в немалой степени возникшими от излишеств в еде и питье вина, да к тому же отличавшийся невоинственным характером - "тяжел к военным подвигам, миролюбив и склонен к благоустройству", имевший "лицо добронравное и душу откровенную", да к тому же бывший "весьма сведущ в духовном писании", понимал, что ему и его первенцу от первой жены княжны Кетеван Андрониковой - Давиду, который вследствие своей женитьбы на прелестной Елене Семеновне из армянского рода Абамелек, к сожалению, не пользовался поддержкой не только грузинской знати, но даже и простонародья, им обоим, в отличие от Ираклия II, не выдержать интриг и честолюбивых притязаний членов царского семейства, насчитывавшего в это время почти семь десятков имевших свои уделы персон, готовых искать покровительства при шахском и султанском дворах. К тому же престарелый Ираклий II уступил настояниям своей последней супруги, властной, "сурового вида" царицы Дарий, или Дареджан, и малодушно скрепил своей печатью подготовленный ею царский указ, чтобы теперь власть переходила не от отца к сыну, а по старшинству к братьям. Но основной претендент на наследие Гиоргия XII, первенец Дарий, лукавый Юлон более думал о власти, нежели о благе родной страны. И если еще в 1784 году "неустройства царства грузинского превосходили всякое понятие", то при слабом правлении Гиоргия XII они достигли своего апогея. Воцарившийся после убийства в Шуше Ага Мохаммед Хана на троне иранских шахов его племянник Баба Хан, принявший имя ФатхАлиШаха, позднее прославившийся присылкой за кровь А.С. Грибоедова алмаза "Шах", требовал от грузинского царя вновь вассальной преданности. Гиоргий XII метался между притязаниями на Грузию как нового персидского владыки, так и султана Оттоманской Порты, уже собирая к обоим тайные посольства и бомбардируя непрерывными посланиями посла при русском дворе князя Гарсевана Чавчавадзе и находящуюся там же депутацию под руководством своего тестя - князя Цицианова, чтобы поторопить Павла I признать Георгиевский трактат. Только 23 августа 1798 года Павел I поздравил Гиоргия XII грамотой со вступлением на престол и заметил, что ожидает формального прошения об утверждении его на троне "по силе Георгиевского трактата". Соответствующее прошение было послано в Петербург в ноябре 1798 года, а 29 декабря император издал изустный указ о приготовлении для нового грузинского царя знаков инвеституры. Корона, скипетр и сабля были исполнены петербургскими мастерами Пьером Этьеном Терменом и Натанаэлем Готтлобом Лихтом. Сверх перечисленного в пунктах Георгиевского трактата ассортимента знаков инвеституры обойщиками Л еру и Вид о были сделаны трон, напоминающий гатчинский, и две скамеечки под регалии, а царице были посланы "русское платье" и вышедший из стен мастерской "Луи Давид Дюваль и сын" бриллиантовый букет. Помимо него там же были созданы также отправленные к коронации Гиоргию XII, супруге - царице Марии и признанному русским императором наследнику - царевичу Давиду Георгиевичу высшие ордена Российской империи.

Но, предчувствуя скорую кончину и понимая, что его сыну-наследнику будет трудно занять мирным путем престол и тем более удержать его, Гиоргий XII под видом благодарения сюзерену отправил в Петербург посольство с тайным наказом: устно передать Павлу I о желании мечтающего сохранить лишь свой царский титул грузинского правителя отречься от престола в пользу российского монарха. Манифест о присоединении Грузинского царства был 22 декабря 1800 года подписан Павлом I, думавшим поместить туда мальтийских рыцарей и писавшим: "Имения, приписанныя к гробу Господню, и с коих доходы обращаются ежегодно в Иерусалим, приведя в порядок, употребить на установление командорств великого приорства грузинского, кое составит одно из великих приорств языка российского". Некоторое время этот факт сохранялся в секрете, ибо император жаждал подтверждения просьбы о подданстве от депутатов всех слоев грузинского народа, "дабы явно было свету, что точно Грузии есть общий произвол быть в подданстве российского самодержца, а не то, чтобы покорность их происходила единственно от желания двух или трех особ". Манифест Павла I был обнародован в Петербурге 18 января 1801 года после смерти не дождавшегося возврата посольства Гиоргия XII, а в Тбилиси был зачитан во всех храмах 16 и 17 февраля. Поскольку члены грузинского царского дома повели себя не совсем лояльно, Павел I лишил их царского титула и 6 марта, за несколько дней до убийства, готовившийся встретить вот-вот прибудущую грузинскую делегацию в одежде "прежних их государей "далматике и прикидывавший, кому из грузинских дворян пожаловать титулы графов и баронов, отдал указ Сенату, согласно коему КартлКахетское царство уже составляло лишь Грузинскую губернию, которая и вошла в состав России. Окончательно вхождение Восточной Грузии в состав империи было подтверждено манифестом Александра I от 12 сентября того же 1801 года.

Изображение Грузинской короны над гербом Грузинских земель. Фрагмент Большого герба Российской империи, 1882Корона и скипетр картлкахетского царя, еще согласно решению Павла I, вошли в состав российских регалий и 17 апреля 1811 года были переданы в Оружейную палату и отныне символизировали титул русских самодержцев как грузинских царей. "Грузинская" же корона стала изображаться не только в гербе Тифлиса, но и в утвержденном в 1882 году Большом гербе Российской империи, увенчивая там гербы грузинских земель. Только в путеводителе по Оружейной палате, составленном Свиньиным в 1826 году и предназначенном для почетных гостей, съехавшихся на коронацию Николая I, было правильно указано, что "грузинские" скипетр и корона принадлежали грузинскому царю Георгию, причем корона была подарена последнему "императором Павлом Петровичем". Но уже в это время лилась кровь на Кавказе, свободолюбивые горцы противились насильственному покорению их земель русскими войсками. Имя слабого последнего властелина Грузии, проклинаемого родственниками и малоуважаемого народом, забылось. Ведь недаром ему при описании гробниц грузинских царей в храме Светицховели в Мцхета посвящены М.Ю. Лермонтовым в поэме "Мцыри" следующие строки:

...Теперь один старик седой,
Развалин страж полуживой,
Людьми и смертию забыт,
Сметает пыль с могильных плит,
Которых надпись говорит
О славе прошлой - и о том,
Как, удручен своим венцом,
Такой-то царь, в такой-то год,
Вручал России свой народ."

Авторы последующих путеводителей не знали, а может быть и не желали знать о грузинском царе Георгии и обстоятельствах мирного присоединения КартлКахетского царства. А в вышедшем в начале нашего века несколькими изданиями путеводителе, написанном Арсеньевым и Трутовским, уже утверждалось, что корона и скипетр были сделаны по повелению Павла I по присоединении Грузии к России и что они принадлежали этому императору, и ошибка эта дошла до наших дней.

Сравнение ассортимента и количества камней, пошедших на декор короны, скипетра и сабли Гиоргия XII, с инвентарными описаниями "Грузинских" короны и скипетра Оружейной палаты позволило не только полностью идентифицировать их, но и выяснить распределение по конкретным вещам перечисленных в счетах самоцветов. Общими для всех трех предметов инвеституры оказались 1318 бриллиантов и 349 рубинов: на короне - 82 бриллианта и 43 рубина, на скипетре - соответственно 182 и 58, на долю сабли остаются 1054 бриллианта и 248 рубинов, с дополнением поставленных Лихтом роз. Интересен был и подбор камней, не всегда, правда, первосортных, но зато отличающихся своими размерами. Каждый из 11 бриллиантов третьего сорта был примерно по 0,5 карат, каждый из 302 второсортных был значительно меньше - по 0,15 карат, зато первосортные бриллианты, явно употребленные либо в крест, либо на осыпку "венцами" крупных цветных каменьев, уже "пти меле" по 0,05 карат. "Яхонты красные", как и бриллианты, были взяты трех сортов, таково же и их распределение по величине: рубины лучшего, I сорта были довольно небольшими, по 0,2 карат, камни II сорта были по 0,8 карат, а венчали ряд 2 крупных "яхонта", переведенные на французский как "гиацинты", по 1,75 карат.

Все остальные каменья нашли свое место только на короне. К сожалению, не удалось найти фотографию. Сама же корона, по сведению главного хранителя Оружейной палаты Валентины Ивановны Нарожной, вместе с троном Гиоргия XII 6 февраля 1923 года была выдана в Грузию и там, согласно изысканиям сотрудника Музея истории Грузии Гурама Абрамишвили, после хранения в банке была "реализована". Фактически сохранилось только подробное описание и ее изображение в Большом гербе 1882 года. Перекликались по цвету с эмалью скипетра крупные - по 3 и 6 карат - изумруды II и III сорта. Остальные самоцветы, скорее всего, были цвета насыщенного красного вина, от кроваво-красных до фиолетовых. Тут и крупные, похожие по цвету на рубины, зато так и переведенные во французском варианте текста, "лалы"шпинели: 7 семикаратников III сорта и 4 красавца-десятикаратника, но правда IV сорта, то есть, скорее всего, трещиноватые и с многочисленными включениями. Под "шпинарями", по всей вероятности, скрываются шпинели, но по цвету они должны были отличаться от рубиново-красных лалов и, наверное, были более бледными. Украшали корону два гиганта-граната по 18,5 карат, ибо именно "венисой" называли в XVIII веке этот дивный вишневый, с таящимся внутри огоньком камень, термин же "шлифованный" может указывать на огранку этих не столь интенсивной окраски (поскольку в XIX веке их принимали за шпинели) самоцветов "кабошоном", ибо в противном случае было бы употреблено слово "граненый", но камни были II сорта. Дополняли ассортимент фиалкового цвета небольшие аметисты II и III сорта, да 64 "брабантских розы" алмаза по 0,9 карата. Именно количество самоцветов и проба золота заставили отвергнуть возникшую было версию, что сабля Гиоргия XII находится в собрании Эрмитажа. На первый взгляд, хранившаяся в XIX веке в коллекции Царскосельского Арсенала "сабля русской работы в восточном вкусе с бриллиантами и рубинами" и могла бы подойти по описанию. Даже то, что ножны этой переданной оттуда в Эрмитаж сабли "русской работы", чей эфес декорирован зеленой эмалью, рубинами и алмазами, покрыт лишь зеленым бархатом34, не столь уж существенно, ибо на протяжении столетия могла произойти замена, но в каменном узоре эфеса нет ни одного алмаза бриллиантовой огранки, в то время как их должно было бы насчитываться более тысячи, есть только розы, но они не очень хорошего качества, да и число рубинов тоже явно недостаточно: вместо 248 от силы наберется четыре десятка, даже учитывая пустые гнезда от выпавших самоцветов. Золото имеет не 875ю, соответствующую 84й золотниковой, а 900ю пробу. Вдобавок клинок стальной, а не булатный.

Из всех же предметов инвеституры Гиоргия XII пока известен лишь скипетр, в навершии коего, в щитке на груди двуглавого орла помещен в знак вассалитета грузинского царя столь смущавший исследователей вензель Павла I. В этой вещи как бы прихотливо объединились на исходе XVIII столетия имена представителей царских домов Романовых и Багратион и как своеобразное преддверие реального союза их потомков: великого князя Владимира Кирилловича, восстановившего в 1946 году, будучи местоблюстителем императорского престола, царский титул старшей ветви рода Багратионов, и ее отрасли – княжны Леониды. Георгиевны.